Курсы валют: USD 27/05 56.756 0.6859 EUR 27/05 63.6689 0.6573 Фондовые индексы: РТС 18:50 1073.04 -0.97% ММВБ 18:50 1934.25 -0.67%

Живой товар Китая

Общество | 26.09.2004


Четырёхлетний Ли Хупенг из деревни Жайнан пропал по дороге из детского сада домой. Это случилось в мае 2002 года. Я удивилась, почему его так долго нет ,- рассказывает мать пропавшего мальчика. Крестьянка помчалась по усаженной тополями дороге к детскому саду. Она спрашивала о малыше у соседей, проживающих в каменных лачугах, но никто не мог помочь безутешной матери. Мы знали, что его кто-то похитил ,- говорит дед малыша. Прошло два года, а они так и не получили никакого известия о пропавшем мальчике.

Каждый год в Китае пропадают тысячи детей. Их улыбающиеся лица можно видеть на скопированных от руки записках, развешанных на стенах деревенских домов. И в местных газетах размещены детские фотографии, под которыми стоят полные любви описания пропавших ребят. Большинство жертв похищения - мальчики, проданные в соседних провинциях бездетным семьям. Украденные девочки, в качестве домработниц, попадают в городские семьи, или их принуждают к замужеству. Самое ужасное в происходящем то, что большинство похищений чиновниками даже не регистрируется. Согласно последней опубликованной полицией статистике, только с 2001 по 2003 год было освобождено 42 000 похищенных детей и молодых девушек. Но значительно больше нераскрытых случаев.

Мы искали Хупенга целый день ,- продолжает рассказ дедушка Ли. На мотоцикле он объездил все окрестные деревни. В ночь похищения местное радио передало сообщение о пропавшем мальчике. Мужская часть семьи прочесала лес с собаками, но прошло несколько дней, пока они наконец-то нашли свидетеля. Девочка из соседней деревни видела, как двое мужчин на мотоцикле увозили Хупенга ,- рассказывает дедушка. Семья пошла в полицию окружного города, где они узнали, что две недели назад был украден ещё один мальчик.

Однако полицейские не поверили в похищение. Они потребовали предоставить доказательства. В округе много деревенских детей, поэтому чиновникам совсем не хотелось заниматься случившимся. И только в конце мая, когда пропали и ещё двое детей, полиции пришлось приступить к расследованию. В июне и июле были украдены ещё два малыша: двух и пяти лет. О них до сих пор ничего не известно. Полиция просто ничего не делает говорит Ли.

Крестьяне Жайнана, деревне насчитывающей 400 жителей, ведут полную лишений жизнь. Небольшие поля, которые они обрабатывают ещё орудиями времён императора, дают совсем мало для пропитания. Семья Ли живёт в скромном кирпичном доме с глиняным полом. В гостиной стоит телевизор, единственная роскошь семьи. Люди в Жайнане смирились с тяжёлой судьбой, однако, потеря единственного сына для них катастрофа.

В старом Китае было принято, что семьи в случае крайней необходимости продавали своих сыновей и дочерей, в качестве крепостных, помещикам. Двадцать лет назад, с введением капитализма, дети вновь стали товаром. Причина политика одного ребенка , согласно которой правительство разрешает только одного, максимум двух детей в семье. В Китае традиционно второй мальчик имеет преимущество. Xiao Huangdi - маленький кайзер так называют малыша.

Прежде всего, в деревне глубоко укоренилось убеждение, что сын это продолжатель рода и опора в старости. Согласно данным ООН в настоящее время в Китае рождается на 22 процента мальчиков больше, чем девочек. В зажиточном юге, где у людей больше возможностей для ультразвуковых исследований, соотношение между девочками и мальчиками часто составляет 100 к 130. Естественное соотношение 100 к 106. Так как в удалённых от центра провинциях не столь строго выполняется политика одного ребёнка в семье, за два последних года там бурно расцвела торговля детьми. Профессиональные торговцы людьми разъезжают по бедным регионам Народной республики, чтобы купить у крестьян и наёмных работников детей. Где не удаётся купить, их просто крадут. В июле этого года в южном городе Кунмунг полиция обнаружила 28 малышей, которых собирались переправить в приморский город Жантоу. С 2000 года в Кунмунге по меньшей мере пропало 350 детей. В том же самом июле в глубинных районах Монголии полиция обнаружила второе контрабандное кольцо, которое включало в себя многочисленные больницы и родильные дома. Работники правопорядка освободили 76 малышей, самому юному из которых было несколько часов от роду. Мальчиков собирались продать в провинции Хебай за 7-8 тысяч юаней (от 1070 до 1230 швейцарских франков). Для многих крестьян это годовой заработок. Цена девочек варьировала от одной до двух тысяч юаней.

Через три месяца после похищения Хупенга о нём всё ещё не было вестей. Полиция организовала особую комиссию, которая на самом деле существовала только на бумаге. Отчаявшиеся родители пропавших детей решили объединиться, чтобы совместными усилиями вернуть похищенных ребят домой. Но все их усилия в окружном центре разбивались о стену равнодушия местных чиновников. В конце концов собрав 3000 юаней дедушка Ли и один из товарищей по несчастью отправились в Пекин.

Целый день мы простояли в очереди ,- рассказывает Ли. До сих пор Народная республика Китай с его 1,3 миллиардным населением является централизованным государством, в котором все решения принимаются в столице. Поэтому ежегодно тысячи китайцев едут из провинций в Пекин. Зачастую им приходиться преодолевать тысячи километров, чтобы поведать чиновникам о своей судьбе. В главном городе страны даже имеются особые, так называемые отели жалоб - дешёвые гостиницы, где посланники провинций могут переночевать. Пекин очень дорогой город, нам едва хватало денег, чтобы не умереть с голоду ,- продолжает рассказ дедушка Ли. Только через неделю им удалось получить аудиенцию у чиновников. Дело сдвинулось с мёртвой точки; полицию обязали искать пропавших детей.

Однако это не прервало цепь похищений. Зимой пропало ещё трое детей. Проходили месяцы, родителей охватывало отчаянье. Родители Хупенга тем временем родили второго ребёнка девочку, которую назвали Xiang Ge - думай о брате.

Освободить Хупенга помог случай. Очередное прошение родителей, потерявших детей, наконец-то попало в руки честного пекинского чиновника. Полиция, засучив рукава, принялось за дело, и вскоре были пойманы двое мужчин, признавшихся в краже детей. Они были проданы в богатые семьи. Одним из них был Хупенг. В начале марта 2004 года детей вернули родителям. Через два года потерянный сынишка вновь оказался в кругу семьи. За освобождение внука деду пришлось заплатить 2000 юаней. Всего же поиски пропавшего сына обошлись семье в 20 000 юаней.

Но драма, связанная с похищением детей, не для всех имела счастливый конец. Семья Юо вновь потеряла своего сына, но уже по собственной воле. Для бедной семьи второй сын был больше обузой, чем маленьким кайзером . Они продали его семье, в которой сын провёл два года после похищения. Зажиточная семья Юнли имела только трёх дочерей, и ей так хотелось сына. Желание восьмилетнего мальчика, с кем бы он хотел жить, никто не спрашивал.

Перевод Беляковой Марины из журнала Facts

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров