Курсы валют: USD 27/05 56.756 0.6859 EUR 27/05 63.6689 0.6573 Фондовые индексы: РТС 18:50 1073.04 -0.97% ММВБ 18:50 1934.25 -0.67%

Невыносимая легкость бытия “худого Дон Кихота”

Культура | 31.08.2004


Он прожил свои 48 лет достойно. Так же, как и его прадед Захар Солоницын – знаменитый “ветлужский летописец” и богомаз XVIII века. (Без таких генов, думаю, вряд ли бы родился Солоницын-Рублёв). У исследователей рода Солоницыных читаю: “Захар Солоницын ежедневно ходил молиться в храм в Тоншаево, поскольку в поселке Зотово, где он жил, церкви тогда еще не было. Добраться до Тоншаева можно было только лесом, проложив дорогу топором. До сих пор эту дорогу называют Захаровой тропой. Здесь же, в Тоншаевском районе, в деревне Ошминское, практиковал врач, член Нью-Йоркского гипнотического общества Федор Захарович Солоницын – дед актера. Он умер во время эпидемии тифа, спасая больных, и был похоронен рядом с ошминской церковью как почетный гражданин. В газете “Богородская правда” долгие годы проработал отец актера”. В том же Богородске Горьковской области 30 августа 1934 года появился на свет будущий гений - Отто Солоницын.

“Почему Отто?” - спросит недоуменный читатель. Предоставлю слово уже другим биографам: “В тот год вся страна следила за подвигом героев-челюскинцев. Отец, восхищаясь руководителем экспедиции Отто Шмидтом, назвал в его честь новорожденного сына. Никто не мог предположить, что начнется война и немецкое имя Отто станет восприниматься враждебно. Мальчик настоял, чтобы его звали Анатолием, и домашние согласились. По документам он всю жизнь оставался Отто. На почте при получении денежных переводов, бандеролей и посылок все время возникали проблемы… В то же время немецкое имя стало для Солоницына своеобразным талисманом. В 65-м году режиссер Глеб Панфилов приступил к работе над фильмом “Дело Курта Клаузевица”. На главную роль немецкого солдата он пригласит неизвестного актера Анатолия Солоницына”.

Жизнь Анатолия поначалу складывалась так, как у многих провинциальных актеров. Трудно поверить, но его трижды не принимали в ГИТИС. Он в 1960-м он окончил студию при Свердловском драматическом театре, потом 12 лет мотался по театрам Свердловска, Минска, Новосибирска, Таллина. Потом попал в город, где жил его любимый писатель Федор Михайлович Достоевский. В Ленинграде Анатолий четыре года служил в Театре им. Ленсовета. Потом в жизни Солоницына появился Андрей Тарковский – его Главный Режиссер, как было написано в одной статье. И для Тарковского Солоницын с первой же совместной работы стал любимым актёром. А ведь все могло повернуться совсем иначе. На роль Андрея Рублева уже был утвержден великолепный актер Станислав Любшин. Но, несмотря на это, Солоницын - никому еще не известный актёр из Свердловска – узнав о готовящихся съемках, поехал в столицу счастья попытать. (Тогда-то, наверное, в нем и заговорил прадед-богомаз). Как Тарковскому удалось его утвердить, одному Богу известно… Писатель Алексей Солоницын рассказывал про своего старшего брата: “Анатолий воспринял эту работу, эту роль “как послушание, а высшей актёрской доблестью стал почитать точное выполнение замысла режиссёра”. Потом великий режиссер уже без колебаний приглашал на все последующие фильмы своего не менее великого актера. Только за границу пригласить не смог, потому что Анатолий умер в 1982-м…

Солоницын был готов ради Тарковского на любые жертвы. Когда режиссер позвал его на роль Гамлета в Ленком, он, не задумываясь, бросил театр Ленсовета и приехал в Москву. Гамлет получился удивительный, ни на какого другого не похожий. Это был печальный, все понимающий и предчувствовавший человек, готовый, как и Андрей Рублев, простить и пойти на любые жертвы, чтобы не допустить несчастья. Но уже был “продуман распорядок действий и неотвратим конец пути”. И только оказавшись за пределами бренной жизни Гамлет-Солоницын поднимал всех погибших в этой страшной рубке и примирял их. Гамлет стал последней ролью Солоницына на сцене…

О жертвенности Солоницына свидетельствует и другой факт. Для телепостановки "Идиота" (которая потом так и не состоялась) Тарковскому потребовалось ввести в кадр рассказчика – самого Достоевского. И Солоницын думал даже сделать пластическую операцию, чтобы стать похожим на писателя. Режиссёр ужаснулся: "С ума сошёл, ты же тогда больше играть не сможешь, с лицом-то Фёдора Михайловича!" Но Солоницын ответил: "Если я сыграю Достоевского, зачем мне что-то ещё играть?" Потом он все же сыграл своего любимого Федора Михайловича в фильме “26 дней из жизни Достоевского”, получив за эту роль звание лауреата Берлинского фестиваля. Евгения Симонова, снимавшаяся вместе с ним в этом фильме, рассказывала: “Это был актер изумительного, редкого дара. И необыкновенный человек. Общаться с ним и в жизни, и на съемочной площадке было одинаково радостно, легко и светло... На съемках “Достоевского” у нас сложились очень сложные обстоятельства, и если бы не Солоницын с его “невыносимой легкостью бытия” и потрясающим юмором, неизвестно, чем бы все закончилось. Он знал цену настоящим потерям и страданиям, умел отличать зерна от плевел, утихомиривал мой молодой экстремизм и учил не обращать внимания на мелочи. Он был чудным человеком. Он так жил и так умер, стараясь не причинить никому страданий”. Умер великий актер, не дожив нескольких месяцев до своего 48-летия. Умирал он тяжело. Друзья вспоминают: “Все думали, он не знает, что у него рак. Он делал вид, что не догадывается, чтобы облегчить страдания жены. Он так терпеливо переносил все эти муки. Его силы были направлены на то, чтобы максимально облегчить переживания людей, которые за него молились”…

Трудно дается финал заметки… Но, наступая себе на горло, все же пишу. В недавней публикации одной очень хорошей журналистки из Нижнего Новгорода Веры Звездовой прочитал: “Когда в мае прошлого года готовились к открытию мемориальной доски Анатолию Солоницыну на его родине, в городе Богородске Нижегородской области, я обзванивала местных журналистов, чтобы пригласить на пресс-конференцию сына и брата актера. Позвонила и в популярную телекомпанию. “Анатолий Солоницын? – переспросили на том конце провода. – Простите, а кто это? Фильм “Андрей Рублев”? Нет, не видели”. А другая журналистка поинтересовалась: "Скажите, Андрей Тарковский тоже будет?..”

На этом можно было и закончить, вспомнив гамлетовское роковое: “Какая-то в державе датской гниль…” Но, просматривая в сети отклики простых читателей, вдруг обнаружил: “Солоницын и Тарковский - одно целое, один не возможен без другого. Это высшее проявление таланта, это искусство, которое будут разгадывать много лет и никогда не разгадают, потому что это выше человеческого понимания. Актеров такого масштаба нет и вряд ли скоро появятся, хотя талантливых много. Здесь действительно дело в Личности, вернее, в огромной ее глубине, в умении все чувствовать и сопереживать, все пропускать через себя. Любим и помним!”

Стало быть, не все еще потеряно…

Павел Подкладов

Использованы публикации Веры Звездовой , Светланы Самоделовой (МК), Стаса Артёмова (сайт “Алфавит”)

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров