Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 15.12.2017 : 59,1446
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 15.12.2017 : 69,4653
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 15.12.2017 : 78,7688
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 15.12.2017 : 44,7606

Культура

Ксения Кутепова: Фоменко знает о женщинах все!

И дело тут даже не в том, что она обладает даром какого-то неуловимого перевоплощения, при этом оставаясь на первый взгляд самой собой. Секрет Ксении в умении создать вокруг себя и своих героинь некую загадочную тончайшую атмосферу, которая подобно сладостному дурману опутывает зрителя и не отпускает долгие недели и месяцы после спектакля. Вот как например, писали критики о ее Маше в “Семейном счастье”. Маша Ксении Кутеповой – “это восхитительная, душистая юность с ее сумасшедшей прелестью, надеждами, наивностью, угловатостью. Такая опасно обманчивая! Бледное лицо, оттеняемое рыжими кудряшками, и певучий, ломкий голос. Кто-то в зале вспомнил Бабанову...” О каждой из ролей Ксении, сыгранных и в институте, и в последнее время, можно говорить столь же восторженные слова. Обычно у актрис есть роли-любимицы. Но Ксения на этот счет строга: считает, что последние ее роли настолько разные, что их даже нельзя сравнивать друг с другом.

В каждой из них были свои сложности. “Семейное счастье” для меня было очень серьезным испытанием прежде всего потому, что пришлось делать то, что до этого раньше никогда не делала, с чем не сталкивалась. Это – огромный опыт. С “Войной и миром” тоже были проблемы. Я очень долго не принимала эту композицию, не понимала, к чему нам эти три части романа, никак друг с другом не связанные и ничем не заканчивающиеся. Словом, долго внутренне сопротивлялась. Я играю там трех персонажей: Сонечку, Лизу Болконскую и Жюли Карагину. Мне очень не хотелось играть Соню и Лизу. Хотя теперь это мои любимые роли. (И интервьюера – тоже. Прим. П.П.) Но поначалу пришлось себя ломать.

- Ну, если в “Войне и мире” пришлось себя ломать, то в “Танцах на праздник урожая” – тем более?

- Да, это был исключительный опыт, поскольку эту ирландскую пьесу мы делали с режиссером “не фоменковской школы”, не нашего клана – Прийтом Педаясом из Таллина. Мы никак не могли друг друга понять, и до самого конца работы творческого контакта не появилось. Как будто прилетели с двух разных планет. Хотя по-человечески мы замечательно поладили и даже подружились.

- С чем это было связано?

- Не знаю. Может быть, с тем, что это был первый опыт работы с режиссером со стороны. Процесс репетиций порой был просто мучительным. Мы недоумевали… Хотя мы благодарны этому режиссеру за то, что он открыл для нас замечательную пьесу. Мне кажется, что эта работа – на вырост. Она еще долго будет обыгрываться и “обминаться”. В “Танцах” я делала заведомо неудобную мне роль. Этот образ по своим проявлениям абсолютно “не мой”. В предыдущих ролях – “Семейном счастье” и “Войне и мире” – проявления моих героинь были мне близки и по-актерски удобны. Я в них чувствовала себя комфортно. А здесь я поставила себе задачу сделать что-то неудобное, нехарактерное для себя. Ну, например, придумала низкий голос, убогую пластику, отсутствие женственности. И в этом несоответствии был особый интерес. На эту “ломку” ушло два месяца…

- Из бесед с вашими коллегами я понял, что многое в этом спектакле вы сделали сами: и роли построили, и атмосферу создали…

- Не знаю… Я подозреваю, что мы избалованы Петром Наумовичем. Он разбирает роли “от и до”. Играть плохо в его спектаклях сложнее, чем играть хорошо. Это правда! Он делает для актера всё! В этом смысле, наверное, все актеры завидуют нам. Но здесь палка о двух концах. Работая с режиссером, который этим не занимается, мы вдруг оказываемся беспомощными. Не могу сказать, что мы не умеем выстроить себе роль, расставить акценты, разобрать пьесу. Но Фома (так его ласково называют ученики – Прим. Интервьюера) делает это просто блистательно и облегчает нам в этом смысле жизнь.

- Не хотелось ли иногда выбраться из-под опеки режиссера, который выстраивает тебе все “до пальчика”?

- Если говорить о Петре Наумовиче, то он, действительно, выстраивает все “до пальчика”, но безумно радуется, когда ты делаешь что-то самостоятельно, импровизируешь. Он очень это приветствует. Он оставляет тебе свободу. Это удивительное качество… При том, что все внутри закипает: “Ну почему я должна говорить с этой интонацией?! У меня совсем другая мелодика речи от рождения!” Иногда это бывает невыносимо! Но это потом отбрасываешь. Лишь бы оставался смысл происходящего, ситуация. И Фома бывает счастлив, если ты сама что-то привносишь в эту ситуацию.

- Часто ли удается импровизировать?

- Если удается, то это прекрасно! В такие минуты ты испытываешь ощущение полета, ради которого, пожалуй, имеет смысл заниматься этой профессией. Я думаю, что самое большое удовольствие актер получает именно в такие мгновения, когда просто летаешь. Часто ли? Ну, не каждый день! (Смех).

- Вы все заслуги готовы списать на своего Мастера. Но ведь есть загадочная женская душа ваших героинь, которую вряд ли может постичь мужчина, пусть даже гениальный…

- Петр Наумович может. Он вообще знаток женщин. И, мне кажется, что женские роли ему в его спектаклях удаются лучше, чем мужские. (Смех). Я думаю, что каждая женщина-актриса должна обязательно поработать с Фомой. Он знает о женщинах все! Лучше, чем мы сами. Он делает разбор роли и подталкивает твою природу к открытию в себе какого-то клапана. И дальше происходит то, что трудно объяснить словами. Он помогает тебе “приживить” роль.

Павел Подкладов

Продолжение следует

Ксения Кутепова: Играю в предполагаемого человека

Image

Президент наводит марафет – Франция смеется

Эммануэль Макрон никакими доходами не обладает, его супруга получает пенсию провинциальной учительницы, но это не мешает главе республики тратить десятки тысяч евро... на макияж.

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…