Курсы валют: USD 18/01 59.4015 -0.2052 EUR 18/01 63.2864 0.0556 Фондовые индексы: РТС 16:18 1158.45 0.64% ММВБ 16:17 2176.11 -0.59%

Тайные движения души, культ природы и 80 тысяч гринов за Гитлера

Культура | 04.08.2004



Жизнь Гамсуна (как, впрочем, всех незаурядных людей) была на редкость неоднозначной, насыщенной самыми разнообразными и порой странными событиями. Кнут Гамсун (настоящая фамилия Педерсен) родился в Ломе, в сельскохозяйственном районе Центральной Норвегии. Когда мальчику было 3 года, семья переехала в городок Хамарой, расположенный приблизительно в 100 милях к северу от полярного круга, где родители арендовали небольшую ферму под названием Гамсунд. На этой ферме, название которой послужило основой для псевдонима, будущий писатель шесть лет провел в идиллической обстановке: пас коров, любовался красотой норвежских фиордов и заснеженных горных вершин. В четырнадцать лет он начал самостоятельную жизнь, сменив множество рабочих профессий. В 18 лет к нему пришла творческая удача: несколько его повестей были опубликованы. Но удача ушла также быстро, как и пришла: в последующие несколько лет Гамсун безуспешно пытается утвердить себя в журналистике и влачит полуголодное существование на случайные заработки. Два раза он делал попытки осесть в Америке, где работал батраком на фермах, приказчиком в магазине, помощником проповедника в Миннесоте, кондуктором омнибуса в Чикаго. Кстати, именно в США он впервые выступает с лекциями и статьями о современной ему скандинавской литературе.

Летом 1888 Гамсун окончательно возвращается на родину, где создает и публикует импрессионистский роман “Голод”, в котором отразились воспоминания о его скитальческих годах. Специалисты считают, что и на этот, и на последующие романы писателя сильное влияние оказал Ф.М. Достоевский. Да и сам Гамсун этого не отрицал. В 1894 Гамсун публикует самое известное свое произведение - повесть “Пан”, своего рода поэму в прозе. Ее главный герой - одиночка-поэт, ищущий “мистического слияния с мирозданием”. Так же, как и Достоевский, Гамсун старается изучить “тайные движения души, происходящие в самых отдаленных глубинах подсознания, анализировать неисчислимый хаос впечатлений, через увеличительное стекло рассматривать изысканную жизнь воображения, поток мыслей и чувств”.

Гамсун признавался, что, работая над “Паном”, “попытался по аналогии с Руссо представить что-то вроде культа природы, чувствительности, точнее, сверхчувствительности души”. Возвышенные описания природы выражали эйфорию, которую стремился обрести и сам Гамсун. Как пишут литературоведы и “Пан” и последующие романы “стали образной демонстрацией устоявшейся и в целом пасторальной (даже феодальной) системы ценностей писателя: антиинтеллектуализм и аполитичность в сочетании с сильным предубеждением против торгашеского духа”. Такие настроения привели Гамсуна к отчуждению от общества: в 1911-м году он покидает город и переезжает на ферму. Тут был написан роман “Соки земли”, в котором с большой любовью рассказывается о жизни норвежских крестьян Исака и Ингер, сохранивших свою вековую привязанность к земле и верность патриархальным традициям. Гамсун в эти годы активно “воюет” против технического прогресса, американизации жизни, либерально-демократических ценностей, ратует за патриархальный уклад жизни, которому угрожает индустриализация. Именно за этот роман Гамсун в 1920 году был удостоен Нобелевской премии по литературе. Представитель Шведской академии Харальд Йерне в своей речи сказал: “Те, кто ищет в литературе... правдивое изображение реальности, найдет в “Соках земли” рассказ о той жизни, какой живет любой человек, где бы он ни находился, где бы ни трудился”. На вручении премии лауреат проявил свой характер: он отказался читать Нобелевскую лекцию. В дальнейшем Гамсун не раз продемонстрирует миру свои странности и непоследовательность натуры…

Переживая депрессию, связанную с неблагожелательными отзывами на свои книги, Гамсун недолго лечится методом психоанализа, после чего пишет несколько романов, в которых описывается бесцельная жизнь человека, надеждам которого не суждено осуществиться, но который тем не менее остается “властелином в своем роде”. Одна из проблем, волнующих писателя в это время, - старость. И сам писатель, и его герои приходят к выводу, что увядания всего живого требует сама природа, по сравнению с которой человеческие амбиции - ненужная мелочь.

События второй мировой войны ознаменовали особый период в жизни Гамсуна. Нобелевский лауреат поразил мир тем, что публично приветствовал оккупацию страны нацистами, и, хотя с ними не сотрудничал, симпатий к ним не скрывал. Гамсун даже посетил Гитлера в Германии, но тот, недовольный его запросами, аудиенцию оборвал. Это не помешало Гамсуну 7 мая 1945 опубликовать в газете некролог Гитлеру, в котором он воздавал ему должное как борцу за “права всех народов”. Как пишут исследователи творчества писателя, “на сторону нацизма Гамсуна склоняли его давняя нелюбовь к Великобритании и США, симпатии к немецкой культуре и к Германии, где его много печатали, принципиальная ориентация писателя на иррациональное “природное” начало и известный антиинтеллектуализм, наконец, главное - стойкая привычка всегда и во всем идти против течения”.

Тысячи читателей в знак протеста возвратили писателю его книги. В конце войны Гамсун и его жена были арестованы. Осенью 1945 года писатель был помещен в психиатрическую клинику в Осло, где провел четыре месяца, после чего был переведен в дом для престарелых в Ландвике. В 1947 году он предстал перед судом, был признан виновным в пособничестве врагу и приговорен к выплате 425 тыс. норвежских крон (около 80 тыс. долларов по тогдашнему курсу), однако из-за “интеллектуальной деградации” тюремного заключения избежал. 19 февраля 1952 года Кнут Гамсун умер.

Надеюсь, что наш любознательный читатель после этой заметки, тотчас возьмет с полки томик Гамсуна и прочтет “Пана” или “Соки земли”. А если у него не хватит времени и сил на столь почтенную литературу, то пусть хотя бы прочтет некоторые впечатления писателя о России, которую он посетил в 1899 году. Такое не встретишь ни у кого из его коллег по перу:

“Вечером мы заблаговременно приезжаем на Николаевский вокзал. Здесь я впервые вижу лампады, горящие перед иконами. Когда в глубине открываются двери, в зал врывается шум паровозов и стук колес. Но, несмотря на этот шум, перед ликами святых денно и нощно горят вечные лампады, денно и нощно иконы похожи на маленькие алтари - к ним ведут две ступеньки и лампады теплятся тихим светом...

…Приходя или уходя, русские крестятся перед иконами. Они осеняют себя крестным знамением, опускаются на колени, бьют поклоны и снова крестятся, и все это они проделывают привычно и быстро. Я слышал, что русские никогда не пускаются в дорогу, не исполнив этого обряда; матери подталкивают детей поближе к святым, и старые, увешанные орденами офицеры, обнажают головы, отвешивают поклоны и многажды осеняют себя крестным знамением, прося об удаче в пути. А снаружи грохочут колеса, свистят паровики”.

Павел Подкладов

Использованы материалы публикаций в Интернете, а также статья Архимандрита АВГУСТИНА (Никитина)

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров