Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 13:17 1135.81 -0.28% ММВБ 13:17 2142.06 -0.83%

Программа защиты свидетелей только для "громких дел"

Мир | 02.08.2004



Решение о предоставлении защиты свидетелю будет принимать судья, прокурор, следователь или другой представитель органов дознания. Ответственность по охране свидетелей закон возлагает на силовые ведомства, в том числе и на Госнаркоконтроль - охрана свидетелей, проходящих по профильным делам этого ведомства. Заместитель председателя Госнаркоконтроля Александр Михайлов говорит, что наркополицейским никогда раньше не приходилось заниматься чем-то подобным.

Когда-то защитой свидетелей занималось КГБ, денег на это не жалели

Михайлов: По предыдущим своим работам в ГБ должен сказать, что свидетелей приходилось защищать неоднократно, и это было связано с тем, что на период следствия и судебного слушания на них оказывалось очень серьёзное давление со стороны лиц, которые находились в зале, и из числа близких к обвиняемому персон. Мы не могли реализовать многие серьёзные разработки именно в силу того, что свидетель в последний момент начинает отказываться, так как на него оказывается давление.

NewsInfo: А какие именно меры защиты приходилось применять? Личная охрана, охрана жилища, что ещё?

Михайлов: Мы осуществляли комплексную защиту. Это подразумевает и охрану жилища, и физическую защиту. Кроме того, существует понятие натурализации, это замена фамилии, переселение за государственный счёт. Чем крупнее уголовное дело, тем больше требуется средств для защиты конкретного свидетеля, который даёт показания против организованных преступных групп.

NewsInfo: То есть такие меры по защите свидетелей, как переселение и замена фамилии, уже не являются "американской экзотикой", а применяются и в России?

Михайлов: На моей памяти, одному из моих коллег фамилию меняли. Но он работал в органах, а что касается свидетелей, я такой информацией не располагаю. Но, исходя из моего опыта, если логически рассуждать, что применялось в отношении сотрудников силовых ведомств, вполне может применяться и в отношении свидетелей. Но дело в том, что любая программа, в том числе и по защите свидетелей, предполагает некое финансирование. И если говорить даже о физической защите свидетеля, то надо исходить из того, что это предполагает привлечение определённых сил и средств, которые реально существуют в спецназе. То есть для того, чтобы человека круглосуточно охранять, нужно выделить определённый наряд людей, которые будут это делать. Следовательно, эти люди должны быть изъяты из оперативного процесса. При принятии этого закона необходимо просчитать некую экономическую составляющую. Но это ещё не всё. Закончился суд. Сколько времени после этого мы должны обеспечивать защиту свидетеля? Я помню, много лет назад, в 1977 году, арестовали Щаранского, был такой диссидент, который позже стал министром Израиля. Показания против Щаранского давал некий человек по фамилии Липавский. Он принимал участие в разработке, в разоблачении Щаранского и т. д. Факт остаётся фактом - КГБ охранял Липавского несколько лет, физически охранял. Когда есть объекты охраны, под которые выделяются и закрепляются оперативные работники, то после окончания суда нужно определять, что делать дальше. Либо продолжать охранять человека физически, либо прятать путём замены фамилии, замены места жительства. Представьте себе, какие средства нужно вложить для того, чтобы перевезти свидетеля, условно говоря, из Читы в Новосибирск. С семьёй, со скарбом, со сменой места работы, квартиры и т. д.

NewsInfo: В НИИ МВД подсчитали, что на финансирование российской программы защиты свидетелей нужно 735 млн. рублей в год. 735 млн. рублей это много или мало?

Михайлов: Знаете, российская практика принятия решений такова, что мы исходим не из денег. Сначала издаём закон или постановление, и только после этого начинаем считать, есть ли финансовые возможности на его реализацию, или нет. Но сам закон, безусловно, нужен, это даже не обсуждается. Если мы говорим о серьёзной борьбе с организованной преступностью, то надо говорить и о серьезной программе защиты свидетелей. Поэтому деньги надо искать, но какие конкретно суммы надо закладывать в эту программу, я сказать не берусь. И никто вам сейчас не скажет, потому что практика защиты свидетелей в российских условиях отсутствует. И ведь речь идёт не обо всех свидетелях, а во-первых, о свидетелях по так называемым "громким делам", связанным с организованной преступностью. Во-вторых, о свидетелях, которые сами связаны с организованной преступностью и фактически вышли из этой среды. В остальных случаях, когда речь идёт о свидетелях ДТП, квартирной кражи и т. д., защита не требуется.

Цена вопроса

Пока Правительство лишь обещало издать специальное постановление, в котором будут определены суммы, необходимые на российскую программу защиты свидетелей. Сколько нужно денег, не знает никто. Цифры разнятся от 735 млн. рублей, до 3,8 млрд.

Между тем, законопроект, принятый депутатами, предусматривает целый ряд "дорогостоящих" мер для защиты для свидетелей, их родственников и близких. Это переселение на другое место жительства, замена документов, удостоверяющих личность, пластические операции по изменению внешности.

По данным социологических опросов, которые приводит депутат Гришанков, 90% потерпевших и свидетелей, заявляют, что откажутся от участия в судопроизводстве, если правоохранительные органы не обеспечат их безопасность. Член комитета по безопасности депутат Виктор Илюхин боролся за "защиту свидетелей" ещё при Ельцине. "В 1995 году мы разработали этот закон. Тогда он был блокирован президентской командой. Нам объяснили, что в федеральном бюджете нет денег на нашу программу защиты свидетелей. Что касается нынешнего законопроекта, то он мало отличается от нашего варианта. Но в нынешнем законопроекте записано, что суммы компенсации в случае смерти или причинения вреда здоровью, которую выплачивает государство, если не смогло защитить свидетеля, определяются Правительством".

В 2001 году думский комитет по безопасности вновь вспомнил о законе. Однако с контрпредложением выступил Путин. Он инициировал разработку кремлевского варианта закона. Рабочая группа администрации Президента внесла законопроект в Госдуму в конце 2003 года. Этот вариант был принят Думой 29 июня сразу во втором и третьем чтении и направлен на рассмотрение в Совет Федерации. Предположительно, новый закон вступит в силу с 1 января 2005. Пока же сферу защиты свидетелей регулирует только третья часть статьи 11-й, главы 2-й УПК РФ.

Комментарий юриста: теперь свидетель сможет заставить себя охранять

Адвокат Александр Симанчёв: Во-первых, хорошо то, что в законе достаточно широко определен круг лиц, к которым могут применяться меры защиты. Это не только свидетели и потерпевшие, но и обвиняемый, защитник, представитель, переводчик, понятой, эксперт. То есть защищены все звенья доказательственного механизма. Предметом защиты являются близкие родственники свидетелей и потерпевших, просто родственники, и так же близкие к ним лица. Это позволяет реально смотреть на проблему и защищать не только тех, кто близок нам «по документам», но и тех, кто нам реально дорог (друзей и любимых).

Кроме того, в этом законе хорошо проработан сам механизм защиты свидетелей. Если свидетель не согласен с тем, что ему отказано в применении защитных мер, он может обратиться с соответствующим заявлением в вышестоящий орган или в суд, и это заявление обязаны рассмотреть и принять решение в течение 24 часов с момента подачи заявления. Это тот самый реальный, живой механизм, который позволит гарантировать права свидетеля. В то же время очень невнятно прописана правовая ответственность судей, прокуроров, следователей и других лиц, которые должны принимать решения по защите свидетеля. По сути, единственной гарантией является то, что свидетель, которому отказано в защите, может быстро обратиться в суд, пока его не убили. И в течение суток, пока свидетеля не убили, суд или вышестоящая инстанция успеет вынести такое решение.

Очень важно положение нового закона, что в случае необходимости с гражданином может быть заключен договор о применении мер защиты. Это принципиальный момент. Я бы советовал в каждом случае, когда решение о необходимости защиты свидетеля только принимается, сразу заключать договор. Ведь позже может выясниться, что человеку наговорили, пообещали обеспечить безопасность по полной программе, он понадеялся, а выполнять это никто не собирается. Как известно, оказанная услуга ничего не стоит. А в законе говорится лишь о том, что в случае необходимости орган, осуществляющий меры безопасности, заключает с защищаемым лицом договор в письменной форме об условиях применения мер безопасности, взаимных обязательствах и взаимной ответственности сторон.

На мой взгляд, «необходимость заключения договора» для защищаемого лица существует в каждом случае применения мер защиты. Во всяком случае, договор вносит определенность в отношения сторон, защищает свидетеля, в отличие от постановления следователя, которое может быть в любой момент отменено или изменено. Если же будет договор, в котором четко перечислены такие-то и такие-то меры защиты, даже если гражданин наймёт себе охрану за свой счет, или предпримет иные меры, предусмотренные в договоре, он сможет потребовать возмещения расходов. Ведь в законе сказано, что защита свидетеля осуществляется не за счет свидетеля, а за счет государства. А уж за счет какой статьи бюджета пойдут эти расходы – по программе защиты прав свидетелей или как непредвиденные судебные расходы государства, для защищаемого безразлично.

Если государство не выделит достаточную сумму на финансирование программы защиты свидетелей, то существует опасность, что судьи, прокуроры и следователи будут принимать решения, руководствуясь, прежде всего, экономической составляющей. Главным будет вопрос, есть ли у конкретного ведомства деньги на охрану свидетелей, а не вопрос, насколько необходима та или иная мера защиты. Если первое время будут принимать все необходимые меры, то спустя несколько месяцев или год-другой начнут применять лишь те меры, на которые хватает средств. А ведь вопрос серьезный, он касается и жизни людей, и правопорядка в обществе. Своевременно заключённый договор избавит свидетеля от проблем. Здесь нам надо проявлять настойчивость, и помнить, что устная договоренность и письменный договор – разные вещи.

С вступлением в силу этого закона многие статьи УК должны наполнится новым содержанием. Например, есть статья за дачу заведомо ложных показаний. Поскольку свидетели будут лучше защищены, получается, у них не будет мотивов врать на судебном процессе, или отказываться от дачи показаний. Следовательно, более жестко можно будет применять нормы, касающиеся лжесвидетельства.

Светлана Лыжина

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров