Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 57.5118
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 67.8927
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 75.5302
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.10.2017 : 45.0777

Культура

Ксения Кутепова: Играю в предполагаемого человека

Раскладывать по театральным полочкам творчество Ксении означало бы поверять алгеброй гармонию. Эта хрупкая, очаровательная, смешливая юная женщина может быть обаятельно-стервозной в “Волках и овцах” Островского, утонченно-аристократичной и надменной в пьесе Уайльда “Как важно быть серьезным”, наивной и трогательной в “Месяце в деревне” Тургенева, уморительно-глупой в гоголевском “Владимире Ш степени” еtc. Последние роли Ксении – статья особая. Толстовские “Семейное счастье” и “Война и мир”, “Танцы на праздник урожая” Фрила открыли нам новые качества актрисы: мощный драматизм, актерский ум и нежность, которые пришли и с актерским опытом, и с новыми жизненными впечатлениями. Сейчас старики “Мастерской П. Фоменко” во главе со своим Учителем репетируют долгожданных “Трех сестер” А.П. Чехова. В будущем спектакле Ксения сыграет Ольгу.

- Ксения, ваша “Мастерская” стала одним из самых знаменитых театров мира. А вы сами ощущаете себя популярной актрисой, звездой?

- Я не чувствую себя ни популярной, ни, тем более, звездой. Мне иногда кажется, что меня знает очень узкий круг специалистов. (Смех).

- У вас, как и у всех “фоменок”, какая-то заниженная самооценка. Вас не проймешь похвалами, комплименты пропадают впустую. Откуда такая закваска?

- Нас так воспитал Петр Наумович. Он не любит хвалить, редко это делает, и терпеть не может дифирамбы в свой адрес. Наши люди относятся к таким вещам осторожно. Главный критерий внутри! Я ведь лучше всех знаю все про себя. Остальное меня поколебать не может. Я реально оцениваю свои силы и способности. Может быть, поэтому кажется, что самооценка низкая…

- Но, положа руку на сердце, овации, похвалы и дифирамбы хотя бы иногда бывают адекватны внутренним ощущениям?

- Да, иногда сыгранные спектакли очень нравятся. Тогда и аплодисменты воспринимаются с удовольствием, и цветы. А иногда спектакль по твоему актерскому впечатлению проходит плохо, и тебе кажется удивительным, что люди довольны.

- А вас очень расстраивает, когда что-то в спектаклях не удается?

- Обычно из-за этого расстраиваются актеры в начале своего творческого пути. Все кажется ужасным, на несколько дней портится настроение. Ведь актеры очень зависимы от своего дела. Но чем дольше работаешь, с опытом рождается более профессиональное отношение к этому. Во-первых, иногда приходит публика, которую невозможно пробить, растормошить. Бывает, что-то происходит в атмосфере. Бывает, что просто “не идет…” И нельзя себя насиловать, пытаться “выдавить” из себя то, чего сегодня нет. Ведь актер в работе использует только свои внутренние ресурсы. Иногда может наступить опустошение или даже упадок…

- Бывает ли, что в ваших персонажах проявляются черты, которые не свойственны вам, как человеку, как женщине? Если да, то не удивляют ли вас они?

- Нет. Потому что на сцене – это все равно игра, а не настоящая жизнь. Я играю в предполагаемого человека. Если этот человек не похож на меня, я постараюсь пофантазировать…

- Иногда актеры полностью идентифицируют себя со своими персонажами, ощущают даже какую-то мистическую связь с ними. У вас такое бывает?

- Это – индивидуальное дела каждого актера. У каждого свои методы, кухня и секреты. Мне очень нравилось, например, как Лена Морозова, репетируя Марлен Дитрих, мистифицировала все и вся вокруг. Молодец! Но у меня так не получается…

- Почему вы в своей “Мастерской” никогда не устраиваете вокруг своих премьер если не мистификации, то хотя бы элементарные пиаровские акции?

- Да, мне кажется, надо учитывать время, в котором мы живем. И, наверное, пиар необходим. В нашем театре об этом всерьез никто не задумывается. Думаю, что можно было бы устроить такое “действо”, от которого вся Москва бы сошла с ума.

- Как вы думаете, стала ли ваша “Мастерская” театром в полном смысле слова или все же остается лабораторией?

- А была ли она лабораторией?

- А почему тогда – “Мастерская”?

- Когда после института возникла идея остаться всем курсом вместе и превратиться в театр, то планировалось, что люди будут экспериментировать, мастерить, использовать специфические тренинги. Думали, что это будет продолжением учебного процесса, чтобы жизнь не превращалась в рутину. Мне кажется, что мы не осуществили эту затею, не стали в полной мере мастерской по духу.

- Но вы ведь отличаетесь от обычных театров, которые производят театральную “продукцию”, ежедневно играя спектакли?

- Да, но у нас совершенно другие условия. Долгое время у нас была маленькая труппа, не было возможности играть каждый день. Хотя в месяцы максимальной загрузки мы играли и по двадцать спектаклей! Для актеров других театров это, может быть, и не покажется огромной цифрой, но мы отличаемся тем, что у нас все актеры играют большие роли. Обычно, когда молодой актер приходит в академический театр, он играет много. Но это в основном массовки. Ему просто не дают большие роли. Нам в этом смысле повезло, но все же такое количество спектаклей сыграть невозможно! Это – огромная нагрузка: и душевная, и физическая. Был один сезон, когда мое здоровье не выдержало…

- Не становится ли театр при такой нагрузке в тягость?

- Нет. Но трудно бывает соответствовать своим намерениям. Хочется, но можется. (Смех). Хотя понимаешь, что сделать это ты можешь. Поэтому двадцать спектаклей – это много. Для меня нормальная цифра – десять-двенадцать.

Павел Подкладов

Продолжение следует

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.