Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 59.2418
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 68.2762
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 77.1565
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 21.07.2017 : 46.9195

Общество

Image

Есть ли жизнь на пенсии

Французская финансовая корпорация Natixis опубликовала ежегодный рейтинг Global Retirement Index, согласно которому Россия заняла 40-ю позицию из 43. Этот рейтинг ежегодно измеряет, насколько комфортно живется пенсионерам в разных странах.

Image
Image

Российских пассажиров сдали в багаж

Новый закон РФ дает авиаперевозчикам право самим решать, брать с пассажиров плату за провоз багажа или нет. И что же они решат? Вопрос риторический…

"Спорный" мальчик

Каждая семья несчастлива по-своему

Когда Наташе было 17 лет и она училась в десятом классе, у нее умерла мама. Опеку над ней и ее младшим братом Иваном оформил родной брат матери - дядя Владимир Михайлович. Девушка слишком тяжело переживала случившееся и заболела (сразу оговорюсь, диагноза не указываю, поскольку это противозаконно, но, по свидетельству лечащего врача Натальи, он не настолько страшен, чтобы не воспитывать собственного ребенка. - Авт.).

Наташа поступила в педагогический институт, но, отучившись только год, попала в больницу. "Мне тоже было тяжело, поскольку пришлось заниматься судьбами сразу троих детей: собственного сына и племянников. Грешен: постарался убедить врачей, что Наташе необходимо оформить инвалидность (она инвалид второй группы по общему заболеванию. - Авт.). Сами знаете, небольшая, но все-таки пенсия - подспорье небогатому семейству…"

10 ноября 2002 года Наталье сделали кесарево сечение. Родился крупный мальчик: весом 4 кг 240 г, ростом 52 см. На восьмые сутки ребенка по медицинским показаниям перевели в Педиатрическую академию, а маму выписали. Она приезжала к сыну, спрашивала, когда его можно забрать, а ей объясняли: ребенок болен, а вы еще слишком слабы. "Там же мне посоветовали написать заявление о временном (на полгода) отказе от ребенка, - рассказывает Наталья. - Мой гражданский муж Игорь тогда временно остался без работы. Я согласилась…" (Кстати, Игорь отцовства не отрицает, бывает у сына в доме ребенка. - Авт.)

Понятно, что тысячи других матерей никогда бы не написали такого заявления. Наталья написала, но, как объясняет, ключевым посчитала слово "временно".

Вскоре младенец попал в дом ребенка № 3, расположенный напротив 16-го родильного дома, в котором родился Роман. Родители мальчика утверждают, что хотят забрать сына (тем более что сейчас отец имеет стабильный доход. - Авт.), но администрация учреждения его удерживает. Больше того, матери в свидании с малышом отказывают, останавливая ее уже на уровне охраны.

Примерно год назад администрация дома ребенка подала исковое заявление в суд о лишении родительских прав и взыскании алиментов с родителей мальчика. В иске, в частности, говорится: "Ответчики поместили своего сына в дом ребенка № 3, ссылаясь на тяжелое материальное положение… Ответчица не работает длительное время, но воспитанием ребенка не занимается. Несовершеннолетний С. не был зарегистрирован родителями по месту их регистрации. Ответчики посещают сына, продлевают заявление о пребывании ребенка еще на полгода и не занимаются его воспитанием и материальным содержанием. Ответчица сама длительное время (до 18-летия) находилась под опекой, никаких установок на семью и семейное воспитание не имеет… Передача ребенка в данную семью вызывает опасения, даже если бы родители изъявили желание забрать сына домой…"

В ответ на заявление Натальи о том, что она намерена забрать мальчика из дома ребенка, администрация учреждения в начале июня сообщила, что подпись руки заявительницы не заверена должным образом. К тому же не предоставлен пакет документов для удовлетворения заявления. И, кроме того, в настоящее время во Фрунзенском районном суде находится дело по определению дальнейшей судьбы ребенка (лишение родительских прав или ограничение в родительских правах). И посему судьба мальчика будет решена после вынесения судебного решения.

Брат

Примечательно, что к этой истории примешался испортивший человечество квартирный вопрос. Объявился брат Натальи, который до недавнего времени проживал в Новгороде. Прибыл с женой, годовалым ребенком и стал активно претендовать на причитающиеся ему квадратные метры. А вскоре даже заявил, что готов усыновить сына сестры.

Что касается квартиры, то иск Иван подал об изменении договора найма жилого помещения (от погибших родителей им досталась двухкомнатная квартира). В исковом заявлении он писал: "Обмен квартиры произвести невозможно, т. к. она находится на первом этаже и варианты обмена, удовлетворяющие обе стороны, отсутствуют. Вместе с тем дальнейшее совместное проживание в сложившейся ситуации невозможно. Конфликты возникают из-за оплаты квартиры и коммунальных услуг, размещения мебели в местах общего пользования... Прошу разделить жилплощадь, выделив мне комнату размером 17 кв. м. Обязать жилищный орган заключить со мной отдельный договор найма".

Таким образом, очевидно: двухлетний Рома невольно втянут во взрослую игру.

Ну ты, малыш, попал!

Я позвонила главврачу дома ребенка № 3 г-ну Пенькову, договорилась с ним о встрече, объяснив, что пытаюсь разобраться в странной истории, связанной с судьбой мальчика Ромы. Дмитрий Григорьевич встретиться согласился, заметив: "Вы же работаете в газете, неужели не успели заметить, что практически все истории в наших краях - странные…"

При встрече главврач (а он работает в этой должности всего полгода и начала истории не застал) подтвердил, что по поводу дальнейшей судьбы Романа С. идет судебное разбирательство. Основными причинами того, что ребенка не отдают родителям, он назвал два обстоятельства: во-первых, болезнь матери; а во-вторых, нежелание родителей прописывать мальчика у себя: "Он с пеленок зарегистрирован в доме ребенка, и отдать его "в никуда" мы просто не вправе".

Но известно, что они и не могут этого сделать, поскольку брат Роминой мамы - претендент на раздельный ордер, ходатайствовал перед судом о том, чтобы ребенка не прописывали на спорную жилплощадь до окончания судебной тяжбы.

А что касается болезни Натальи, то я говорила с ее лечащим врачом, специалистом, имеющим многолетний стаж. Она сказала, что подобный диагноз имеют многие женщины, успешно справляющиеся с воспитанием собственных детей, и он не может стать поводом для ограничения родительских прав…

То, что матери, случалось, не давали встречаться с сыном, главврач дома ребенка № 3 объяснил тем, что ее болезнь предполагает непременное наличие третьего лица, а свободных от работы нянь, воспитателей или медиков он ей предоставить не может. Отец же, по его словам, "встречался с мальчиком без всяких проблем, причем был явно заинтересован в ребенке".

Откуда мне знать, журналист вы или сантехник?!

С известных времен вопросами усыновления, опеки и попечительства занимаются муниципалы. Стараясь разобраться в ситуации, я решила встретиться с людьми, которые принимают непосредственное участие в судьбе Ромы. Естественно, сначала позвонила, назвала имя и издание, вежливо сообщила, что пытаюсь разобраться в ситуации, сложившейся в такой-то семье, готова встретиться и прежде всего получить ответ на вопрос: на каком основании речь идет о лишении родительских прав..." Но мой монолог вызвал, мягко говоря, неадекватную реакцию. Ручаюсь, за многие годы журналистской работы впервые слышала такое.

Г-жа Ворогушина, представляющая органы опеки и попечительства МО № 76, заявила на повышенной ноте: "Есть журналисты, а есть журналюги! Откуда мне знать, журналист вы или сантехник?! Конфиденциальную информацию о здоровье родителей разглашать никто не имеет права (так ведь я и не собиралась! - Авт.) Если опубликуете эту историю, неприятности я вам гарантирую!" После чего милейшая Оксана Владимировна нелюбезно бросила трубку.

Возникает резонный вопрос: в чем причина столь бурной реакции, что же ей помешало встретиться и спокойно изложить свой взгляд на проблему?

Если эта поборница детских прав от муниципальной власти, как я узнала, в прошлом - учительница начальных классов, подобным образом разговаривает с представителем СМИ, что же приходится выслушивать людям, которые вынуждены к ней обращаться?

К слову, давно уже в высших эшелонах власти звучат сомнения относительно праведности некогда вынесенного решения передать органам муниципальной власти вопросы опеки и попечительства, поскольку есть всякие примеры безграничной (т. е. не имеющей границ - в прямом смысле!) заботы муниципальной власти о таких же спорных, как Рома, детях. Не так давно, например, при участии нашей газеты, с подключением представителей городской законодательной власти, удалось пресечь попытку незаконной квартирной сделки, в результате которой несовершеннолетняя девочка должна была оказаться прописанной не в Петербурге, а в деревне с дивным названием Заплюсье. Спору нет, муниципалы тоже бывают разные, но тем не менее…

Психология отказа

По свидетельству специалистов петербургской организации - фонда "Родительский мост", в течение нескольких лет занимающейся профилактикой отказов от детей, имеет смысл как можно более раннее помещение детей в семейные условия, учитывая, что основы привязанностей формируются в глубоком детстве и вопрос доверия этому миру может быть напрямую связан с выживанием ребенка.

Наташину историю они считают вполне поправимой. Стоит лишь захотеть помочь ей в разрешении кризисных ситуаций, связанных с конфликтом с родственниками, формированием уклада жизни и чувства ответственности и уверенности в себе, социальной адаптацией.

Труднее справиться с общей проблемой: отсутствием помощи со стороны государства оказавшимся в кризисной ситуации социально незащищенным людям.

Не стоит рассматривать эту публикацию попыткой каким-то образом повлиять на будущее судебное решение относительно будущего двухлетнего ребенка - Ромы С. Но, руководствуясь исключительно здравым смыслом, можно ли предположить, что малышу, имеющему кровных родителей, стоит навязывать судьбу, продиктованную чьими-то меркантильными интересами?

К тому же - проблема шире. Сколько еще таких "спорных" мальчиков и девочек станут разменной монетой во взрослой игре, поскольку их права защищаются не слишком надежно: законами, отдельными представителями власти да и вообще людьми, для которых квадратные метры важнее детской судьбы?

Евгения Дылева

Image