Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 17.12.2017 : 58,8987
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 17.12.2017 : 69,4298
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 17.12.2017 : 79,0892
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 17.12.2017 : 45,2813

Культура

Игорь Иванов: Раскапываю сам себя

Встреча с таким актером, как Игорь Иванов, для журналиста – большое событие. Даже если для нее нет никакого информационного повода. Но на этот раз поводов – хоть отбавляй. В 2004-м - году своего 50-летия – за роль Серебрякова в чеховском “Дяде Ване” артист получил премию им. К.С. Станиславского, а за несколько дней до нашей встречи – звание народного артиста России. Мы встретились с Игорем Юрьевичем за два часа до предпоследнего спектакля Малого драматического театра, который был показан в грандиозной гастрольной программе в рамках фестиваля “Золотая Маска”.

Игорь Иванов не так популярен «в массах», потому что не мелькает в бандитских сериалах и пустых комедиях, но истинному театралу его имя известно давно. Каждая его роль в МДТ всегда становилась событием театральной жизни. И потому, что Иванов - настоящий мастер. И потому, что в нем есть мощное мужское начало: качество, постепенно исчезающее с нашей сцены. Но главное состоит в том, что он заставляет взглянуть на своих героев, известных по классическим произведениям еще со школьной скамьи, под каким-то новым углом зрения. Так случилось с его профессором Серебряковым. Так же неожидан, я надеюсь, будет капитан Эдгар в “Пляске смерти” Стриндберга – спектакле, спродюсированном самим Ивановым, который скоро будет показан москвичам. Его герои поразительно не похожи один на другого. Иногда даже возникает мистическое ощущение, что их играют разные люди…

- Игорь Юрьевич, первый вопрос – о самом актуальном. Вы только что получили звание народного артиста России, до этого были награждены премией Станиславского, а в Питере была еще премия имени Стржельчика. Важны ли для вас, как актера, эти регалии?

- Нет. От этого ведь ничего не меняется. Другое дело и приятно, когда к тебе с интересом относятся твои коллеги, как бы признают твой «способ жизни» в театре. Истовый, как они сами сказали… Сравнив с тем, как жил сам Владислав Игнатьевич. Есть дорога, и радостно, что ее кто-то одобряет. Хотя я достаточно сложно отношусь к любого рода похвалам и ругани. Даже если все хвалят, у меня свой счёт к тому что делается и к себе. И это для меня важнее всего. Но я не так давно стал понимать, что делаю в театре. Пожалуй, года четыре назад…

- То есть, через двадцать лет работы?

- Да. Стал понимать что-то… даже не про театр, а про какую-то дорогу, про "освоение себя" в профессии.

- Часто приходится слышать, что актерство – не очень мужская профессия, что в мужчинах-артистах много женственного. Вы производите впечатление человека твердого, с мощным мужским началом. Это не противоречит необходимости подчиняться?

- Нет. Умение подчиняться – это одна из граней профессии. Но при этом нужно оставаться самим собой.

- А в ролях вы тоже всегда остаетесь самим собой? Даже если абсолютно перевоплощаетесь?

- Я же все равно черпаю своего персонажа из себя. Если не хватает, то что-то добираешь со стороны. Но все равно это, прежде всего, ты сам. И это позволяет узнавать какие-то потайные стороны, уголки самого себя. Актер все равно остается самим собой. Но бывают исключения…

- Какие, например?

- Среди моих персонажей - это Лебядкин в «Бесах». У него какое-то… смещенное сознание. Он иногда непредсказуем. Порой неизвестно, куда его понесет. Но, тем не менее, это очень интересно.

- Вы – всегда разный. Причем, можете быть и героем, и ярко характерным персонажем. Определяли ли вы для себя свое амплуа?

- Понятие амплуа, конечно, существует. Но не думаю, что это правильно – определять для кого-то его амплуа. Потому что человек богат самыми разными чертами. А прилепишь к нему ярлык, и в результате мы имеем на экране людей, мелькающих в совершенно одинаковых ролях. Амплуа для меня – это срамное понятие.

- Давайте все же разберемся. Есть, например, хороший актер Сергей Курышев – ваш коллега – которого трудно представить в роли Лебядкина. А вас – в роли Пети Трофимова…

- Это, скорее, совокупность каких-то психофизических данных актера, которые соответствуют тому или иному персонажу. Кроме того, много зависит от видения режиссера. Мы ведь тоже, читая книжку, по-разному видим ее героев. Так же и режиссер.

- Бывает ли, что мнение Льва Абрамовича Додина по поводу ваших ролей не совпадает с вашим видением?

- Бывает… Это для театра – нормально. Потому что существует определенная расстановка сил, и никуда от этого не денешься. В другой ситуации, в другой компании я бы мог, наверное, сыграть то, что я бы хотел. А в нашем театре я играю то, что должен играть, по мнению Льва Абрамовича. Иногда по этому поводу бывают… проблемы. Вот, например, я поначалу отказался от роли Серебрякова в «Дяде Ване», за которую получил потом премию Станиславского. Меня не интересно было играть страдающего старика. После определенных событий в жизни театра я вернулся к этой роли, но все равно оставил за собой право понимать этот образ по-своему.

- Да простят меня ваши замечательные коллеги, но иногда приходилось слышать по поводу некоторых спектаклей, что вот, дескать, спектакль – ничего особенного, а Иванов – это да! Наверное, такие слова не очень приятно слушать?

- Да, это обидно. Особенно, когда ты очень вкладываешься в какую-то роль, и она становится программной для тебя. Не то, что я ее как-то уж очень хорошо играю, просто она попадает на ту тему, которая меня очень волнует. Про которую я живу на театре. И когда эта тема не всегда эквивалентно подхватывается всеми, то бывает обидно. Но все равно я расцениваю такие спектакли, как какую-то дорогу. Я иду по ней вместе со своими персонажами, и это, несомненно, мне что-то приносит.

- Они оказывают на вас какое-то влияние?

- Конечно. Я ведь себя раскапываю и обогащаю размышлениями на эту тему.

Павел Подкладов

Продолжение следует

Image

Президент наводит марафет – Франция смеется

Эммануэль Макрон никакими доходами не обладает, его супруга получает пенсию провинциальной учительницы, но это не мешает главе республики тратить десятки тысяч евро... на макияж.

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…