Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 58.129
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 69.7664
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 78.5555
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.09.2017 : 46.7241

Культура

Коварный обман Портоса, пирожки с капустой

Сначала, как у многих, в его жизни был драмкружок, где он “успешно дебютировал в роли Хлестакова”. Потом - самодеятельная студия, в которой вместе с ним осваивали нелегкое ремесло Сергей Шакуров и Василий Бочкарев. Потом в знаменитой “Щуке” Валентин оказался на курсе с будущими знаменитостями - Андреем Мироновым, сестрами Вертинскими, Валентиной Малявиной, Инной Гулая, Александром Калягиным. Учился на этом же курсе и Никита Михалков, но того, правда, выгнали за плохое поведение, и он поступил потом во ВГИК. Наверное, такое талантливое окружение, как это часто бывает, обязывало гордого “великана” не только не отставать, но и быть в чем-то впереди своих сверстников.

Такого красавца, про которых на Руси говорят - “косая сажень в плечах”, не могли не заметить кинорежиссеры, и он уже на третьем курсе стал сниматься. Кроме того, как говорит сам сегодняшний юбиляр, “у нас стипендии были очень маленькие, и мы везде подрабатывали. Либо на сцену театра выходили за три рубля в массовках, либо подрабатывали в массовках в кино. А как же? Жить-то надо было”. После училища его брали в три московских театра и еще в театр Ленсовета (Владимиров прислал на него заявку из Ленинграда). Но Валентин, несмотря на юность, поступил не просто разумно, а “единственно возможно”. Он пошел на Малую Бронную к великому Эфросу, который тогда руководил Театром им. Ленинского комсомола. Тот его взял и сразу же оглоушил главной ролью, да не простой, а Треплевым в “Чайке”. Тот спектакль в славные застойные годы вызвал эффект разорвавшейся бомбы, потому что был поставлен в пику всем классическим канонам... Следующий чеховский спектакль, где играл Смирнитский – “Три сестры” - прошел всего тридцать раз, после чего его запретили за искажение русской классики. Судя по всему, великий режиссер его любил, поэтому предлагал играть “неплохие” роли: мольеровского Дон Жуана, Кассио в “Отелло”, Меркуцио в “Ромео и Джульетте”, Кочкарева в “Женитьбе”. К сожалению, когда Эфрос ушел на Таганку, он не взял с собой никого из прежней команды. И в жизни Смирнитского больше не появилось режиссера, который хоть на иоту приблизился бы к уровню великого Эфроса. Но общение с ним определило для актера какую-то планку, ниже которой он старался никогда не опускаться.

Кое-кто может возразить, дескать, в какое сравнение с Эфросом могут идти всякие менты и бандюки в последних сериалах артиста?! Но это – презренная проза, с которой приходится мириться всем: кушать-то хочется всем! Но сказать что-то против “Трех мушкетеро” вряд ли у кого повернется язык. Его славный Портос, думаю, нравился и самому Эфросу. Кстати, о съемках “Трех мушкетеров” во Львове в 1978-м году до сих пор ходят легенды. Там царил мушкетерский “беспредел”, который организовали сами участники славной мушкетерской четверки. Тогда они крепко подружились, и эта дружба сохранилась до сих пор. Как говорит сам актер, “наши веселые задорные отношения со взаимными “подколами” автоматически переносились на экран. И, наверное, это и заражало зрителя: было видно - все делается очень искренне”. До сих пор он с нежной ностальгией вспоминает о том, как они куролесили и “оттягивались” на этих съемках. “Как-то во время съемок в фильме “Три мушкетера” мы с Михаилом Сергеевичем Боярским встретили друзей, которых давно не видели. Конечно, выпили. А в этот день мы должны были участвовать в трюках на лошадях. По сценарию я скачу, а он запрыгивает ко мне в седло. Так вот Юнгвальд-Хилькевич запретил нам это делать. Мол, они не в форме. Был страшный скандал. Мы на следующий день с горя выпили еще больше. И тогда он сказал: вот теперь можно, теперь все нормально. И мы спокойно сняли этот трюк, потому что трезвыми скакать было опасно и даже страшновато”.

Кстати, Смирнитский оказывается с детства мнил себя по меньшей мере Д”Артаньяном или, в крайнем случае, Атосом. Но выбор режиссера пал на Портоса. И это очень удивило актера, потому что он абсолютно не соответствовал своей комплекцией сложившемуся у народа образу. Пришлось делать всякие накладки, особый грим, который в кино очень опасен в смысле зрительского “не верю!”. Такие ухищрения потом заставляли разочаровываться режиссеров, которые приглашали Смирнитского на аналогичные роли. Они в кино видели вальяжную и толстую громадину, а к ним на пробы приходил стройный и галантный джентльмен. Но внутренне перевоплощаться в Портоса Валентину было не трудно, потому что его жизненная философия во многом соприкасалась с портосовской. Хотя он, конечно, далек о того, чтобы полностью идентифицировать себя со своим героем. Считает, что это даже опасно. Недавно на встрече со зрителями одна женщина задала ему неожиданный вопрос: “Скажите, пожалуйста, вот вы много работаете... Как до сих пор не сошли с ума?” Валентин Георгиевич задумался: “Действительно, серьезное дело. Как я не рехнулся до сих пор? Ведь не зря артисты сходят с ума. Если кого-то играть на сто процентов - это прямой путь к тому, что рассудок может помутиться”.

Вообще, как ни странно, этот опытнейший актер очень трепетно и даже с боязнью относится к любой новой роли. “Любая роль для артиста… когда он начинает работать, каким бы он ни был, заслуженным, опытным, с регалиями, - это для него экзамен. Никуда не денешься. Я получил роль, и со всем своим багажом - опытом, профессиональными навыками - для меня это все равно белый лист... Это все равно как экзамен на первом курсе. Такая профессия. Она поэтому-то нервы и изматывает”. Смирнитский, как и любой представитель его профессии, до сих пор ненасытен до работы. Например, очень жалеет, что не сыграл Астрова в чеховском “Дяде Ване”, хотя начинал с Эфросом репетировать. А на вопрос, кого бы он выбрал, если бы ему предложили сыграть женскую роль, на полном серьезе отвечает – Анну Каренину.

Знаменитому актеру ничто человеческое в жизни не чуждо: любит отдохнуть в Подмосковье, поднять чарку хорошего коньячку в компании друзей. Как-то на встрече со зрителями, Валентин Смирнитский чистосердечно признался, что он, как и его герой Портос, очень любит поесть. Одна из жен даже покорила актера с помощью каких-то удивительных пирожков с мясом и капустой, преподнесенных во время завтрака.

Павел Подкладов

Использованы некоторые материалы сапйта People”s Histori.

P.S. Автор надеется, что в ближайшее время ему удастся встретиться с любимым актером и предоставить читателю Newsinfo полный текст беседы.

Image

Выразительное молчание русских "ягнят"

Какой из Москвы видится ситуация с русским языком на Украине в свете обновленного закона "Об образовании", как ее видят сами русскоязычные жители соседнего государства — и почему две этих точки зрения так неприятно не совпадают?

Image

Третий Рим и варвары в оранжевых жилетах

Подмосковная пресса становится двуязычной (второй язык — русский), коренное население — меньшинством, драка с участием толпы мигрантов — бытовым конфликтом. Москва всегда была многонациональным городом, но за последние годы — всё менее русским.