Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 18:50 1138.99 0.21% ММВБ 18:50 2159.96 -0.11%

Черная пантера

Культура | 22.05.2004



Мать Наоми, Валери Моррис, приехала в Лондон с Ямайки в пятнадцатилетнем возрасте. Некоторое время спустя она стала известной танцовщицей и объездила с шоу-балетом весь мир.

Наоми Кэмпбелл родилась 22 мая 1970 года в Стритхэме, Южный Лондон, Англия. И все свое детсво безвыездно жила в южном районе Лондона.

Отца своего Наоми не знает и никогда не видела. Он покинул Валери, когда она была на четвертом месяце беременности, и остался в ее воспоминаниях только как кошмарный сон.

Отношения с отчимом, новым мужем красавицы-матери, у нее не сложились: от рождения упрямая, гордая и самолюбивая, Наоми не могла и не хотела позволить чужому человеку командовать в своем доме. Пусть даже этот чужой человек был мужем ее матери, а ей самой едва исполнилось 10 лет.

"Я не буду делать так, как он сказал", - часто хлопала Наоми дверью в свою комнату, даже если отчим всего лишь хотел проверить у нее домашнее задание, отвести в танцевальную студию или в класс рисования. Причем она не обижалась, не плакала в подушку подобно своим одноклассницам, а упрямо и резко пыталась поставить родителя на место. Мама переживала и пыталась вести воспитательные беседы, но особого толка они не давали: с самого детства Наоми считала себя равной взрослым, а когда, тайком, подводила у зеркала в ванной глаза маминым жгуче-черным карандашом, - даже лучше и, несомненно, красивее большинства взрослых. С одноклассниками, впрочем, выходило практически так же: Наоми высоко задирала голову и, чуть что было не по ее желанию, устраивала громкий скандал. В отношениях и с родителями, и с друзьями Наоми была уверена, что последнее слово всегда останется за ней, - иного ей и в голову не приходило.

"Ну ладно, так и быть, я больше не буду кричать на него", - иногда уступала Наоми напору матери, соглашаясь "попробовать любить нового папу". И тогда по вечерам они читали вместе книги - родители ждали, что переходный возраст быстро пройдет и все в семье заладится, а дома прекратятся хлопанье дверей и крики. Но этого так и не произошло.

"Девушка, остановитесь на секундочку, мне нужно вам кое-что сказать. Я представитель модельного агентства, и я бы очень хотел сообщить вам, что… что вы очень красивая, - парень в белой футболке, кажется, смутился, а та, к кому он обращался, привычным жестом заправила волосы за уши и уже была готова отвернуться и пойти дальше - юноши на улицах уже несколько раз пытались познакомиться таким образом. Предугадав намерения девушки, молодой человек переменил интонацию и серьезно продолжил: - Мое имя Бет Болдт, я представляю агентство "Elite", и мне бы хотелось пригласить вас на наш кастинг. Вы и вправду очень красивы. Как вас зовут?" - "Наоми. Меня зовут Наоми Кэмпбелл. Я учусь здесь, в школе неподалеку, и завтра после уроков могу к вам зайти".

Свой первый контракт на съемки для цветного журнала "Элль" Наоми подписала в 15 лет, когда еще была школьницей. С этого времени она очень быстро стала известной в мире моды. Наоми стала первой чернокожей девушкой, которая появилась на обложках самых престижных британских, французских и американских журналов мод.

На первую в жизни фотосессию в Париж Наоми провожала вся семья, в которой на тот момент царили мир и согласие - девочка вела себя хорошо, чтобы ей разрешили "заняться взрослой работой". А после того как самолет поднялся со взлетного поля и унес Наоми далеко от родительского дома, мама еще по десять раз в день звонила ответственному менеджеру во Францию, чтобы узнать, как там "ее маленькая дочурка, олененок, деточка".

Не зная отца, Наоми тем не менее имеет человека, которого она называет папой. Это известный французский модельер Аззедин Алайя, которому принадлежит честь открытия будущей звезды. "Наоми не было и шестнадцати, она ни слова не говорила по-французски, - рассказывает Алайя. - Я заметил ее на одном рекламном шоу и поинтересовался у ее матери, может ли она поработать со мной. "При условии, - последовал ответ, - что вы будете приглядывать за ней, а жить она будет в вашем доме". С тех пор Наоми знает, что у нее всегда есть своя комнатка на верхнем этаже моего дома в Париже".

Именно Наоми становится первой темнокожей моделью, чью фотографию помещают на свою обложку французское и английское издания "Vogue" и журнал "Time", печатавший до этого только аристократических светлокожих див.

Ее и без того непростой характер испортился окончательно: чувствуя себя звездой на все сто процентов, она позволяла себе кричать на окружающих, разворачиваться и уходить со съемок, звонко стуча шпильками своих самых дорогих сапог, и, ни капли не жалея, рвать миллионные контракты: "Пусть только кто-нибудь попробует сделать что-то поперек моего желания - я его просто уничтожу!" - в запале кричала Наоми в объективы телекамер, а когда ее помощница дала сенсационные интервью, в которых рассказала, что супермодель частенько ее избивала, всем стало ясно, что психике мисс Кэмпбелл требуется капитальный отдых. Многие дизайнеры перестали с ней работать.

Но Наоми не старалась изменить себя. Следуя детской мечте "прогнуть мир под себя", она не уступала ему ни на шаг: вместо того чтобы налаживать контакты с дизайнерами и модельерами, записала альбом "Babywoman" в качестве певицы.

В настоящее время дневной гонорар темнокожей супермодели составляет более 10 тысяч долларов. За сеанс киносъемки она берет более 20 тысяч долларов, а за показ модной .одежды - 30 тысяч. Наоми курит только сигареты с серебряным мундштуком, у нее 300 с лишним пар туфель и множество самых роскошных нарядов. Супер модель имеет апартаменты в Нью-Йорке, в Ист-Сайде, дом в Стратхэме, южной части Лондона. В этом же доме теперь живет и мать Наоми.

Наоми - большая мастерица оправдываться. Совсем недавно она так поссорилась со своей матерью, что той из-за депрессии пришлось лечь в клинику. Вообще отношения между членами этой семьи становятся все более и более натянутыми. Валери Кэмпбелл, тоже красавица, и тоже не чуждая миру моды, всячески старается подчеркнуть, что вовсе не завидует успеху дочери и сама чего-то стоит. А Наоми, доведшая мать до такого состояния, выкручивается из ситуации, обвиняя ее же в своем неуравновешенном характере. В одном из интервью она сказала: "Когда не знаешь своего отца и почти не видишь свою мать, возникает много чувств. Одно из них - злоба. Моя мать это - злой ангел. Я стала моделью не благодаря ей, а вопреки. Она была знаменитой танцовщицей. Я постоянно что-то придумывала, чтобы доказать маме, что я достойна ее любви. И стала моделью такого уровня, которых можно пересчитать по пальцам. Может быть, мы в чем-то соперницы?.. Мама обратила на меня внимание только после того, как поняла, что доченька оттягивает на себя львиную долю ее славы. Но все обиды - в прошлом. Теперь мы подруги, можем обсудить все, вплоть до того, каков какой-то мужчина в постели".

Личная жизнь топ-модели тоже дает немало поводов для слухов и сплетен. Темпераментная Наоми частенько меняла женихов и просто бой-френдов. Она встречалась с бесчисленным множеством мужчин, каждого из них называя своим мужем. Но папарацци, сделав фото Наоми с очередным кавалером, старались тут же сбыть карточку с рук, потому что знали наверняка - завтра она с ним расстанется и снимок не будет иметь никакой ценности. Мисс Кэмпбелл заявляла, что хочет сына от Де Ниро и вот-вот его родит, что совсем скоро пойдет под венец с юной моделью, 21-летним талантливым мальчиком, чья фотография облетела все газеты. Ей приписывали романы с Адамом Клейтоном из группы "U2" и Майком Тайсоном, а Флавио Биаторе, капитана команды "Бенеттон" "Формулы-1", все называли уже мистером Кэмпбелл. Однако и тот разругался с девушкой, не в силах терпеть ее эгоизм и необоснованную раздражительность.

Но самой большой любовью Наоми был и остается испанский танцор Хоакин Кортес. Он был одним из первых, с кем у Наоми завязались по-настоящему серьезные отношения. Хоакин кормил девушку мороженым с ложки, а она ласково и очень проникновенно называла его в телекамеры "мой любимый". Последнее Рождество они отмечали на острове со звучным названием Фуэртевенуру. Находящийся на Канарском архипелаге островок больше походил на маленький рай, и Наоми радовалась солнцу и новому чувству искренне и совсем по-детски: всегда брала Хоакина за руку, смотрела за обедом ему в глаза, и, казалось, счастье ей наконец улыбнулось. Однако в итоге все обернулось иначе. Однажды Наоми дернула ручку номера Хоакина, тот оказался незаперт. Наоми вбежала - в легком белом платье, высокая, с двумя тяжелыми косами, с улыбкой на счастливом лице - и… застыла на месте. На широкой двуспальной кровати номера люкс ее единственный, ее Хоакин лежал с пилотом авиакомпании "Иберия", милым малым, но… Не в силах кричать и плакать, Наоми просто вышла. Молча вернулась в свой номер, закурила сигарету, открыла окно и, вместо того чтобы вдохнуть свежего морского воздуха, прыгнула вниз. Ни о чем не думая, даже не осознав, что делает.

Трудно назвать самоубийством прыжок со второго этажа - скорее, необдуманное, подогретое эмоциями действие. Хоакин приходил к Наоми в больницу. Приносил фрукты из соседнего супермаркета и так, однажды, между съеденными пополам апельсином и сочной дыней, они поняли, что вместе уже не будут.

Две недели истерики, три блока выкуренных сигарет, несколько отказов от самых выгодных показов - в длинном халате, скрывающем ноги с облупившимся педикюром, с забранными в хвост и долго не расчесываемыми волосами, Наоми целыми днями молча курила у окна и иногда, забывшись, плакала, сначала тихо, подвывая, но рано или поздно это обязательно переходило в громкий рев.

Жизнь некоторых моделей - сплошной стресс, вызванный напряженной работой и нескончаемыми вечеринками. Наоми откровенно призналась, что расслаблялась с помощью алкоголя и наркотиков. Это вошло у нее в обыкновение еще на заре модельной карьеры - около шестнадцати лет назад. А недавно она присоединилась к обществу анонимных наркоманов в надежде избавиться от ужасной привычки к наркотикам и спиртному.

"Я не могу, не могу, не могу избавиться от зависимости. Я ненавижу наркотики, а они не отпускают меня, как будто в отместку. Я уже три раза бросала, но каждый раз все возвращалось на круги своя и начиналось по новой. Мне трудно сознавать, что я достигла славы, известности, а свою собственную личную жизнь устроить так и не сумела. Без наркотиков я не могу пережить то, что, внешне успешная, по своей сути я слаба".

С вредным характером Наоми тоже пытается бороться. Она даже проходила курс у психоаналитика в надежде избавиться от излишней вспыльчивости. И нашла очень интересный выход - занялась боксом.

Страх остаться одной без мужа и без детей, о которых она так мечтает, тем не менее пока не заставил Наоми сделать выбор среди своих многочисленных поклонников. Хотя ее имя то и дело мелькает рядом с именами самых известных мужчин.

Сейчас Наоми Кэмпбелл находится на самой вершине мирового подиума. Однако не за горами то время, когда ее оттуда потеснят, что уже постепенно происходит. "Скоро мне нужно будет уйти, таковы законы моего дела. Я давно уже готовлю себе пути для отступления. Мой самый любимый бизнес - производство парфюма. У меня самой, например, более 40 флакончиков духов. Но любимые, конечно, те, которые сделала я сама. Кстати, придумать духи - дело совсем не сложное".

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров