Курсы валют: USD 21/01 59.6697 0.3176 EUR 21/01 63.7272 0.5469 Фондовые индексы: РТС 12:17 1139.07 0.01% ММВБ 12:17 2145.60 -0.66%

Ну, где этот мудак с телефоном?!

Культура | 27.04.2004



Раньше в актерской среде было модно дарить друг другу фотографии. На одной из них, подаренной Ливанову, Станиславский написал: “...вы один из тех, о ком я думаю, когда мне мерещится судьба театра в небывало прекрасных условиях для его расцвета”. А жене Ливанова - Евгении Казимировне - Станиславский однажды сказал: “Вы держите в своей руке громадный, невиданный бриллиант. Что бы вы с ним делали? Боялись бы его потерять. Держите его крепче, будьте внимательны. Жалко, что я стар и что у меня не хватит уже времени сделать из него такого артиста, каким я его вижу”. Те из наших читателей, которые хорошо помнят перипетии “Театрального романа” М. Булгакова, знают, конечно, что прообразом актера Бомбардова стал именно Борис Ливанов, к которому Михаил Афанасьевич испытывал самые дружеские чувства. Более того, биографы говорят о совершенно особых отношениях между ними, которое основывалось на потрясающем чувстве юмора обоих. Каждое утро, встречаясь в буфете, они обменивались остротами. За удачную шутку полагалось 20 копеек. Однажды утром, завидев Ливанова, Булгаков протянул ему оговоренную сумму. Борис Николаевич удивился: “За что?” А Михаил Афанасьевич пояснил: “Я видел сон: я умер, а вы вошли в буфет и говорите: “Був Гаков и нэма Гакова!”

На подаренной артисту книге “Дьяволиада” стоит надпись: “Актеру 1-го ранга в знак искренней любви и дружбы - Борису Николаевичу Ливанову. Михаил Булгаков. Актерское фойе МХАТ. В сумерках 4.XI.1931 года”.

Борис Николаевич родился в театральной семье. Когда он был еще мальчиком, мама говорила ему, что если он станет артистом, то обязательно должен добиться, чтобы его приняли “художественники”. Мама, как будто, в воду глядела: ее Борису не исполнилось и 20 лет, когда его приняли в Художественный театр. Конечно, такой талантище не пропал бы и вне стен главного российского драмтеатра: известно, что его зазывал к себе Мейерхольд. Но Борис, попав во МХАТ был счастлив! Он сразу завоевал позиции премьера, и роли посыпались на него, как из рога изобилия. Конечно, это неблагодарное дело – пытаться передать на бумаге впечатления от прошлых спектаклей. Поэтому мы не будем восторгаться ушедшим, чтобы не вызывать у молодого читателя зевоту: ах, эти предки, опять завелись про времена Очакова и покорения Крыма. Но простое перечисление ролей Ливанова показывает, насколько огромным и разнообразным был его творческий диапазон. Судите сами: Ноздрев в “Мертвых душах” Н.В.Гоголя, Чацкий в “Горе от ума” А.С.Грибоедова, Соленый в “Трех сестрах” А.П.Чехова, Забелин и Рыбаков в “Кремлевских курантах” Погодина, заглавная роль в “Егоре Булычове и других” М.Горького. С 1950-х годов он начал выступать и как театральный режиссер, поставив в 1989 году спектакль, традиционный для МХАТа, - чеховскую “Чайку”. Особенно удавалась Ливанову роль Чацкого. Борис Леонидович Пастернак заливался слезами при каждом выходе Ливанова-Чацкого на сцену и по окончании спектакля сказал: “Я впервые понял, почему это написано в стихах”. Великий кинорежиссер С.Эйзенштейн написал однажды : “Из всего, что мне приходилось видеть, я ни разу не был так взволнован и потрясен фактом и стилем актерской игры, как тем, что я видел в этот памятный вечер в Ливанове-Чацком”.

В кино артист работал с такими прославленными режиссерами, как Сергей Эйзенштейн, Всеволод Пудовкин, Григорий Козинцев, Михаил Ромм, Александр Зархи, Иосиф Хейфиц, Илья Авербах. Героическая внешность Бориса Николаевича была как будто предназначена для ролей эпического плана. И он играл пушкинского Дубровского, князя Пожарского, Михайло Ломоносова, князя Потемкина. Сейчас уже вряд ли можно увидеть фильм о легендарном крейсере Варяг, где Ливанов блистательно сыграл капитана Руднева. Разумеется, это лишь небольшой перечень ролей Артиста.

Жизнь Бориса Ливанова изобиловала встречами с великими современниками.

Дружеские отношения связывали его с Маяковским до самой смерти поэта.

Поэт, каждый раз встречаясь с актером, шутливо вопрошал его: “Ливанов, трудно быть красивым? Давайте стукнемся литаврами наших грудей в знак приветствия!” И они отправлялись в компанию столь же знаменитых и интересных людей или к бильярдному столу… Борис Ливанов был одним из тех, кто видел поэта в последний день перед гибелью. Более того, ранним утром после бурного вечера в гостях у Катаева именно Ливанов пошел провожать Маяковского до угла Мясницкой. В это утро поэт застрелился.

Но не будем о грустном. Напомним, что Борис Николаевич обладал потрясающим чувством юмора. И без него заметка о Ливанове была бы бедна. Поэтому завершим ее несколькими байками из жизни великого актера.

Однажды на большом приеме в Кремле Борис Ливанов оказался за одним столом с ответственным работником “Мосфильма”, который являлся тайным осведомителем. Кроме того, деятель этот был на редкость невежественным и малообразованным человеком. В середине банкета подали на стол огромную рыбу.

- Это что за рыба, товарищ? - спросил осведомитель у официанта.

- Лосось, - ответил тот.

- Надо говорить “лососина”, - поправил осведомитель. - Вот вы, товарищ Ливанов, человек ученый и грамотный, как вы думаете, какая разница между лососем и лососиной?

- Разница такая же, - мрачно ответил Ливанов, - как между дураком и дурачиной!

После того как Ливанов сыграл Егора Булычева, его спросили на художественном совете: “Как, Борис Иванович, вы себя чувствуете в этой роли?” “Как в чужой могиле”, – ответил актер.

Всем было известно, что Борис Николаевич был не дурак выпить. Рассказывали, что после очередной питейной истории Ливанова вызвала Фурцева и стала мягко отчитывать:

– Надо бы меньше пить, Борис Иванович, надо меньше...

– Меньше кого? – уточнил трагик.

Ну, а закончим мы мощным аккордом, так сказать, баечным апофеозом.

Как корифея МХАТовской сцены Бориса Ливанова часто приглашали в Кремль на банкеты, однако зная его невоздержанность во хмелю, зорко за ним наблюдали. Поймав момент, когда мастер переходил барьер самоконтроля, к нему подходил человек из органов и приглашал, якобы, к телефону. Однажды чекист замешкался, и Ливанов, пользуясь случаем, вовсю накачивался водкой. Наконец, он поднялся во весь свой гигантский рост. Все притихли, ожидая тоста. Ливанов долго качался над столом, обводя всех невидящим взором, и всей мощью своего голоса проревел:

“Ну, где этот мудак с телефоном?!” - и рухнул без чувств.

Коллектив Newsinfo (в нерабочее, разумеется, время) не преминет поднять рюмку в память о великом русском актере.

Павел Подкладов

Использованы некоторые факты из статьи Изольды Журавлевой

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров