Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.01.2018 : 56,5892
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.01.2018 : 69,3953
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.01.2018 : 78,8231
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.01.2018 : 45,4242

Культура

Несоветский Олеша, именуемый в дальнейшем Юра…

Родился Олеша в семье польского дворянина, но с энтузиазмом принял революцию, участвовал в гражданской войне - добровольцем ушел в Красную Армию. Но ему становилось все труднее адаптироваться к новой жизни. О начале своей жизни он сам писал так: "Мое время началось примерно в те дни, когда появилась мина и появился пулемет. Я родился в 1899 году, значит, в мире происходила англо-бурская война, в России уже был основан Художественный театр, в расцвете своей славы был Чехов..." Говорили, что Олеша "словно хотел стать советским писателем, но так и не смог". Не поднималась у него рука строчить идеологически выдержанные повести и романы. Его большой друг, писатель Эммануил Казакевич писал: "Олеша - один из тех писателей, которые не написали ни единого слова фальши. У него оказалось достаточно силы характера, чтобы не писать того, чего он не хотел. Некоторые называют это слабостью характера". Да, хороша слабость, когда "кремлевский горец" видит тебя насквозь и спасти тебя может только ода или здравица…

А он в лихие 20-е и 30-е предпочитал победным реляциям сатиру, и в знаменитом "Гудке" почти каждый день появлялись его стихотворные фельетоны под псевдонимом "Зубило". Я не читал и не видел его пьесу "Список благодеяний", но одно то, что ее решил поставить в своем театре строгий и придирчивый Мейерхольд, говорит само за себя. Олеша написал воспоминания о современниках, этюды о русских и зарубежных писателях, чье творчество особенно ценил. По его сценариям были поставлены фильмы, а для Театра им. Вахтангова он инсценировал "Идиота" Достоевского. Но главным делом в последний период жизни он считал работу, которую вел изо дня в день, придумав условное название "Ни дня без строчки", предполагая позднее написать роман.

Это - удивительная книга, в которую вошло все, что накопилось за жизнь - воспоминания, наблюдения, размышления. Можно только предполагать, какие философские бури бродили в этом человеке, если он в своей последней книге писал: "Это книга с сюжетом, и очень интересным. Человек жил и дожил до старости. Вот этот сюжет. Сюжет интересный, даже фантастический. В самом деле, в том, чтобы дожить до старости, есть фантастика. Ведь я мог и не дожить, не правда ли? Но я дожил, и фантастика в том, что мне как будто меня показывают. Я воспринимаю себя, старого, по-прежнему молодо, свежо. Вдруг на молодого меня, который внутри, в зеркале смотрит старик. Фантастика! Театр! Теперь нас двое, я и тот..." Не правда ли: каждому из нас такие мысли приходят, но выразить их так смог только он.

Он взлетал и падал, был на коне и на щите. В послевоенную пору после возвращения из эвакуации потерял квартиру, отчаялся. Это была пора "забвения, нищеты, затравленности, не принятого временем, не принимаемого в расчет, загнанного в угол… пора перелицовки "Идиота", починки и глажки чужих сценариев, автора цирковых реприз и авансов, в пору договоров, более похожих на подаяние, судебных повесток, кредитной рюмочки коньяка в кафе "Националь", пора ресторанного акына, окруженного странными случайными субъектами, известного в Москве больше как человек из легенды…".

Знавшие Олешу люди, захлебываясь, рассказывали о нем. Процитированный выше Борис Ямпольский писал: "Я хорошо помню тот серый и скучный осенний вечер, когда дождь хлестал по большим витринным окнам "Националя". Мы сидели за…столиком, перед ним стояла маленькая чашка кофе, и он рокочущим голосом фантазировал: "Весь мир ликвидирован и от всей цивилизации осталось только одно маленькое королевство в юго-западном краю Африки, и там королем - мальчик. Он ходит на руках, вверх ногами и вниз головой и требует того же от всех своих подданных, и подданные, у которых склероз, гипертония, сотрясение мозга, стенокардия, все без возражения ходят вниз головой, получая инфаркты и инсульты и все-таки сумасшедше повторяя в один голос: "О как мудро! Только так и надо ходить!" Это был день долгого собрания, на котором кого-то распинали, я пришел с этого собрания усталый и опустошенный, и, когда слушал его сказочку, у меня появлялась надежда, что безумие все-таки кончится". (От себя заметим, что безумие только-только кончается…)

Те, кто не был знаком с ним и знал понаслышке, собирали о нем легенды. Вот две были-байки, которые записал замечательный Сережа Довлатов:

Первая. "Юрий Олеша подписывал договор с филармонией. Договор был составлен традиционно: "Юрий Карлович Олеша, именуемый в дальнейшем "автор"... Московская государственная филармония, именуемая в дальнейшем "заказчик"... Заключают настоящий договор в том, что автор обязуется... И так далее. Олеша сказал:

- Меня такая форма не устраивает.

- Что именно вас не устраивает?

- Меня не устраивает такая форма: "Юрий Карлович Олеша, именуемый в дальнейшем "автор".

- А как же вы хотите?

- Я хочу по-другому.

- Ну так как же?

- Я хочу так: "Юрий Карлович Олеша, именуемый в дальнейшем - "Юра".

Вторая. "Году в тридцать шестом, если не ошибаюсь, умер Ильф. Через некоторое время Петрову дали орден Ленина. По этому случаю была организована вечеринка. Присутствовал Юрий Олеша. Он много выпил и держался несколько по-хамски. Петров обратился к нему:

- Юра! Как ты можешь оскорблять людей?!

В ответ прозвучало:

- А как ты можешь носить орден покойника?!"

Так и хочется спеть: "Ты одессит, Юрка, а это значит…"

Однажды он сказал кому-то: "А я в одну ночь могу написать то, что ты написал за всю, всю жизнь!" И написал бы, если бы 10 мая 1960 года не умер от инфаркта.

Павел Подкладов

Image

Президент наводит марафет – Франция смеется

Эммануэль Макрон никакими доходами не обладает, его супруга получает пенсию провинциальной учительницы, но это не мешает главе республики тратить десятки тысяч евро... на макияж.

Image

Гендиректор АО «ОЗК» М.Кийко получил Диплом РБИ «Организация года»

Генеральный директор АО «Объединенная зерновая компания» Михаил Кийко получил Диплом и Серебряный крест Русского биографического института. Награду ему вручили на торжественной церемонии, посвященной награждению лауреатов премии.