Курсы валют: USD 19/01 59.183 -0.2185 EUR 19/01 63.2252 -0.0612 Фондовые индексы: РТС 18:50 1151.65 -0.42% ММВБ 18:50 2170.09 -0.40%

Сопри эту книгу!

Культура | 20.02.2004



А между тем ни на Западе, ни у нас никуда контркультура и ее приверженцы не делись. От того, что "большие СМИ" перестали их рассматривать как "модное явление", им самим стало даже лучше: ажиотаж спал, мусор отсеялся, среда устоялась, окрепла и стала сама себя из поколения в поколение воспроизводить.

Недавно эта среда сама себе устроила форменный праздник контркультуры в известном московском клубе "Б2". Легендарная Умка (Анна Герасимова), любимица всех советских и постсоветских хиппи, и ее группа "Броневичок" представляли свой новый альбом "Парк Победы" - и одновременно представляли культовую книгу еще более легендарного, чем Умка, вождя и теоретика американской контркультуры 60-х годов, лидера йиппи Эбби Хоффмана "Сопри эту книгу!".

Много лет книга Хоффмана была в Советском Союзе под запретом, а о ее авторе советские пропагандисты если что-то и говорили, то только гадости (было, впрочем, одно исключение - Генрих Боровик: тот что видел, то и написал, с явной симпатией к Эбби). Все постсоветские годы книгу Эбби Хоффмана, которая в Штатах давным-давно стала бестселлером, тоже никто не рисковал перевести и издать - и тоже по идеологическим причинам: автор казался слишком буйным, слишком левым и слишком антиамериканским. И вот книгу Хоффмана выпустило московское издательство "Гилея" в серии "Час "Ч". Современная мировая антибуржуазная мысль". Раньше в этой серии уже вышли некоторые книги, ставшие супермодными: книга мексиканского партизанского вожака, загадочного "субкоманданте Маркоса" и книга американского анархистского теоретика Хаким-Бея, под чьим идейным воздействием был снят культовый фильм "Бойцовский клуб".

Новый альбом Умки представляла, конечно, сама Умка, а вот Хоффмана вместе с Умкой представляли два человека от издательства: научный консультант и редактор серии "Час "Ч"" Александр Тарасов и переводчик книги Хоффмана Николай Сосновский. Они же и отвечали на многочисленные вопросы публики. Впрочем, и Умка не отставала: с удовольствием зачитывала из книги Хоффмана целые куски. Например, такой:

"Парк заполнила толпа йиппи и примкнувшего пипла. Рубин, волнуясь, объявил поросенка Пигасуса кандидатом в президенты от йиппи: "Сегодня - исторический для Америки день... Они избирают президента, и он будет пожирать людей. Мы изберем своего президента, и люди его съедят!" От имени Пигасуса раздавались значки: "Vote for Me!" Объявился и альтернативный кандидат. Длинноволосый и бородатый жизнелюб Луис Аболофиа раздавал свои предвыборные листовки - голый претендент с двумя барышнями и подписью: "Мне нечего скрывать!" Полиция пресекла веселье. Были арестованы Рубин, Фил Окс, кандидат в президенты Пигасус и еще пятеро. После обеда ребята Рубина привезли еще одну свинью, якобы супругу арестованного Пигасуса Пигги-Уигги - под визг и хохот и ее тоже поймали 6 копов, долго гонявшихся за хрюшкой по лужайке".

Администрация клуба "Б2", видимо, плохо представляла себе, кто такая Умка и кто такой Хоффман. Народу в клуб набилось - как в сельдей в банку. Администрация испугалась и закрыла двери. Тут уж Умка, Тарасов и Сосновский озверели и заявили, что никакого концерта не будет, пока не впустят всех желающих. И действительно, группа не начинала играть, а троица на сцене гнала свои контркультурные телеги целых 45 минут! Умка зачитывала выдержки из книги, призывала не бояться задавать вопросы и делилась творческими планами, Сосновский рекламировал контркультурный журнал "Забриски Rider" (бесплатно тут же раздававшийся) и грозил перевести еще много хороших контркультурных книг (в том числе знаменитый бестселлер Джерри Рубина "Do It!"), а Тарасов обещал засудить Руслана Хасбулатова за то, что тот дословно переписал из тарасовской книжки целые страницы, и гнал гневные телеги: "Они думали, что мы все поголовно станем клерками, коммивояжерами и менеджерами по продаже презервативов! Ни хрена! Не стали и не станем!" - "Да уж, - поддерживала его Умка, - презервативами мы не станем!"

Администрация сломалась - и в клуб пустили всех жаждущих. Такой страшной толпы народа в "Б2", наверное, никогда не было.

Дышать сразу стало нечем. Но все были счастливы. Впрочем, вскоре включили кондиционеры. Взвинченная сложностями прорыва в зал и заведенная революционными телегами аудитория каждую песню встречала на ура. Даже первые песни - с нового альбома - которые никто не слышал и еще не знает (а в роке это важно, там обычно с первого раза в песню не врубаются), вызывали бурные овации. А уж когда Умка запела песни старые и всем известные…

Зал танцевал и пел хором. Охране приходилось успокаивать наиболее буйных хайрастых (в основном почему-то не молодежь, а дяденек и тетенек лет 40 с хвостиком) - чтобы вели себя потише и не разнесли клуб. Книгу Хоффмана, что продавалась тут же, смели с прилавка, как горячие пирожки.

На все большем и большем драйве, к обоюдному удовольствию музыкантов и зала, это безобразие продолжалось до 12 часов ночи. Потом Умка сообразила, что люди должны как-то попасть домой - и остановилась.

Едва ли когда-либо "Б2" видел такое. Хотя, думаю, Умку больше в этот клуб не пустят: побоятся за сохранность зала. А между тем сборы на Умке и Хоффмане клуб, небось, сделал немалые…

Абрам Тойфельтольман

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров