Курсы валют: USD 30/03 57.0241 0.0877 EUR 30/03 61.5347 -0.2755 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.91 -0.06% ММВБ 18:50 2023.71 -0.43%

У меня в театре 83 гения

Культура | 20.01.2004



- Александр Анатольевич, что за те три года, что вы руководите театром, превалировало в вашей жизни: радости, озарения, печали или, может быть, такое состояние, как в анекдоте: бросить все и махнуть в Урюпинск?

- Вот все эти компоненты, что ты перечислил, периодически возникают.. То кажется: вот-вот сейчас будет свершение, то вдруг возникает Урюпинск. И это продолжается три года. Должность, конечно, оказалась жуткая, потому что в театре, как известно, все гении: непонятые или несостоявшиеся. Они должны все время играть Гамлетов или Рюи Блазов, и когда их 83 «штуки», можно сойти с ума. Но иногда из этого кабинета выползаешь вниз и начинаешь репетировать. Тогда совсем другое дело. Но и в кабинете приходится сидеть часто, потому что проблем – немерено. Раньше, в какое-нибудь жуткое советско-застойное время был кайф. В Москве было 19 театров, и администрация занималась только тем, что отказывала народу в билетах, а нужных людей сажала по контрамаркам. А сейчас в Москве театров что-то около 280, не считая мюзиклов, Киркоровых и антреприз - это можно сойти с ума! Вот есть такой деятельный парень Сергей Проханов. Я недавно был у него на спектакле в «Театре Луны». После спектакля он мне говорит: «Не буду хвалиться, но у меня запись на билеты за 4 месяца». Но у него 69 человек в зале! А у меня внизу 1250 мест и наверху (в Малом зале – П.П.) - 150, итого 1400, и где надыбать такое количество зрителей?!

- Но все-таки «надыбываете»?

- Ну сейчас, тьфу-тьфу. Но проблемы возникают всегда. Кроме того, хочется, чтобы репертуарный спектр был пошире: не все ведь ставить одни веселые шлягеры! Вот и начинается «напряженка». Например, у нас идет очень хороший спектакль «Таланты и поклонники» Островского, который поставил Боря Морозов. Все играют очень хорошо. Но никакого вала на него нет, и не было.

- Ну и ничего страшного, Островский – это ведь не антрепризный пустячок, зрелище не для всех…

- Но ведь собачье актерское существо не может такое терпеть. Когда они видят три четверти зала или ползала, возникает комплекс. Хотя три четверти зала – это тысяча человек, и в любом другом зале – это аншлаг. А у нас возникают «пустоты». Это страшно нервирует.

- Но вы ведь за три года не только Островского поставили, и народ все же к вам валом валит?

- Да, в общей сложности выпустили 5 премьер. Бывает и больше, но мы же не резиновые, денег-то у нас – не шибко, поэтому мы не можем лепить по 3 премьеры в месяц. Из последнего более-менее шлягерного могу назвать спектакль «Слишком женатый таксист». На него, конечно, - обвал. И хохот непрекращающийся. Но здесь есть опасность, что такая бесконечная реакция зрителя просто физиологически вынуждает артиста играть на публику. В пьесе ситуация довольно пикантная, на грани фола, но мы решили, что будем играть это изящно, легко, иронично. Но когда идет двухчасовая «ржа животная», артист вынужден идти за реакцией, в лучшем случае пережидать ее. И все задуманные вязь, «ажур» уходят. Начинаешь орать: «Где ажур?!» Но до него дело не доходит, потому что идет 1250-глотковый ор…Это Куни, английский драматург, пьеса которого «№ 13» идет во МХАТе. Сколько их журили за то, что они ее взяли, но, тем не менее, они уже три года играют при диких аншлагах. Но у нас чайки на занавесе нету, поэтому это абсолютно наш материал. И он нам очень симпатичен. Этот Куни считается сейчас одним из самых востребованных комедиографов в мире. У него идет 38 комедий! Он сам артист бывший, из тех драматургов - антифилософов, которые знают театр наизусть. Поэтому у него все закручено всегда абсолютно точно. Когда вот какой каркас удобный, в нем нужно гулять.

- Судя по всему, вы нашли ключ и к этой пьесе, и к комедии вообще?

- Просто мы хотели , чтобы это была, во-первых, не тяжело и не топорно. Во-вторых, там есть, чего греха таить, много смешного и водевильного. Искали, фантазировали. Теперь у нас есть, с одной стороны, «Таланты и поклонники», с другой, - вот этот «Таксист». Такой «кач» в репертуаре необходим.

- Но следом за «Таксистом» последовала еще одна премьера…

- Да, это пьеса Пети Гладилина, который писал её долго, около года, причем специально для Ольги Александровны Аросевой. А это, как ты понимаешь, другой, так сказать, «замес» дела. Называется «Вышел ангел из тумана». Поставил спектакль режиссер, который в Москве неизвестен совершенно. Он был главным режиссером Тамбовского театра, Никита Ширяев. Мне кажется, он интересно работает, все-таки ученик Товстоногова. Мы пригласили Дурова Льва Константиновича. Его роль - ангел, он же бомж-алкоголик. Мы его еле-еле уговорили, потому что у него своих забот полон рот на Малой Бронной. Тем не менее, он работал увлечено, и получился, вроде, неплохой спектакль, сугубо современный. Его тема - сегодняшняя семья, во главе которой стоит вот эта старая дама, а вокруг дети, внуки, со всеми этим сегодняшними прибамбасами. То есть совершенно некоммуникабельные. У них по глупости начинаются глобальные ссоры, и она пытается это все разрулить.

- Александр Анатольевич, помнится, три года назад вы грозились найти молодых режиссеров-гениев и затащить их к себе в театр…

- Честно сказать, я не очень понимаю эту, так называемую, новую волну. Но делать из себя мастодонта и ортодокса, как нас иногда обзывают нас, глупо. Поэтому я решил, раз они существуют, то пусть пробуют. Вот наверху на малой сцене Оля Субботина поставила «Яблочного вора». Когда я смотрел первый прогончик, то еле удержался от того, чтобы их всех разогнать. (Смех) Но все же удержался, потому что видел, как вся эта банда увлечена. И подумал: «Значит, я чего-то не понимаю». И действительно, сечас это принимается публикой, все актеры увлечены, Машка Голубкина симпатично играет... Я понял, что мне нельзя быть «брезгливо не принимающим». Но, тем не менее, мне хочется еще режиссуры советской театральной школы, ведь мы забыли, что это такое.

Вопросы задавал Павел Подкладов

(продолжение следует)

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров