Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 58.9325
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 68.6623
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 76.5828
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 22.07.2017 : 46.5979

Мир

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…

Image

Смерть в Linkin Park: шоу продолжается

«Самоубийство – это дьявол, который ходит по Земле меж людей», – написали в Twitter коллеги покончившего с собой рокера Честера Беннингтона. Имя этому дьяволу – слабость. На одной чаше весов популярность, музыка, деньги, жена-красавица из Playboy, шесть (!) детей. На другой – алкоголь, наркотики, депрессия. Почему перевесила вторая?

NewsInfo: Какие оценки случившегося преобладают в шведских СМИ?

Берт Сунстрен: Убийство Анны Линд для всех было шоком. В шведской прессе сразу появились агрессивные сенсационные статьи. Активно обсуждалась фигура первого подозреваемого, с которого уже сняты обвинения. Сейчас в Швеции высказываются серьезные сомнения в том, правильно ли СМИ поступили в тот момент. Вообще, неэтично называть человека убийцей, пока его вина не доказана в суде. Шведские СМИ до сих пор строго придерживались этого правила. Сейчас их за несдержанность очень жестко критикуют. Конечно, это случай для Швеции необычный и страшный. К тому же это уже второе убийство крупного шведского политика.

NewsInfo: В Швеции не говорят о том, что "дело Анны Линд" ждет та же участь, что и "дело Улофа Пальме"? Политик убит, заказчик убийства - не найден…

Берт Сунстрен: Это два совершенно разных случая. Убийство Улофа Пальме было настоящим политическим убийством. У него было много врагов. Тот случай был первым за 200 лет, когда в Швеции убили политика. Это было шоком для страны. И, несмотря на то, что в суде вина убийцы не была доказана, я думаю, что в Швеции все знают, кто его убил. Этого человека зовут Кристер Петерсон. На суде жена Улофа Пальме Лисбет сказала, что это был он. Так что это было настоящее политическое убийство. А в убийстве Анны Линд никакой политической причины нет. Человек, который сидит в тюрьме, психически нездоров. Нелепо предполагать, что он мог ее убить по важным политическим причинам. Конечно, никто не знает наверняка, но таково общее мнение в Швеции.

NewsInfo: То есть, в Швеции все безоговорочно верят в то, что Михайло Михайлович действительно тот самый человек, который убил Анну Линд?

Берт Сунстрен: Да, безусловно.

NewsInfo: Когда Анну Линд убили, в СМИ очень много говорили о том, что она выступала за вхождение Швеции в зону евро. У этой меры в Швеции очень много противников. Разве в этом нельзя усмотреть возможную причину ее убийства?

Берт Сунстрен: Нет. В Швеции, как и везде, есть сумасшедшие люди. Но мог ли ее убить какой-нибудь политический фанатик? Я думаю, что такие сильные чувства редки у нас. Что же касается референдума, то здесь было все явно - как бы Анна Линд не хотела, народ все равно проголосовал бы против. Из-за этого ее убить не могли.

NewsInfo: А вообще, в Швеции общество политизировано?

Берт Сунстрен: Конечно, в Швеции все говорят о политике. Может быть, несколько меньше, чем в России. Я думаю, 90% шведов чувствуют, что разница между нашими партиями не очень большая. Люди с каждым годом все меньше интересуются политикой, потому что видят, что политики говорят, а практически очень мало делают.

NewsInfo: Когда убили Анну Линд, она была без охраны. Это вообще типично для шведских политиков?

Берт Сунстрен: Да, у нас принято, что важные политики, такие как Анна Линд, имеют охрану только когда выполняют свои должностные обязанности. То же самое было, когда убили Улофа Пальме. У него была охрана, но все случилось вечером, когда он шел в кино. Он отпустил охрану, потому что к тому моменту уже не работал, а отдыхал. И у Анны Линд тоже была охрана. Но в момент убийства она отдыхала - делала покупки в магазине...

NewsInfo: Как вы полагаете эти два случая заставят шведских политиков изменить свое отношение к вопросам личной безопасности?

Берт Сунстрен: Не думаю, что есть основания ожидать каких-то серьезных перемен. После того, как убили Улофа Пальме, этому вопросу стали уделять немного больше внимания. Может быть, и сейчас задумаются. Но мы не хотим чтобы у нас возникла ситуация, при которой известные люди не могут, например, ездить в автобусе как простые смертные. Конечно, я думаю, в правительстве идут серьезные разговоры, как уберечь чиновников. Но сама идея, что политиков следует охранять, только когда они выполняют свои обязанности - это вопрос принципиальный. Я думаю, здесь ничего не изменится.

Беседовала Анна Бажина