Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 27.07.2017 : 59.9102
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 27.07.2017 : 69.6816
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 27.07.2017 : 78.057
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 27.07.2017 : 47.335

Страна

Image

Семь ответов на новые санкции США

С чем же столкнулась Россия – с политическим фанатизмом западной идеологии или попыткой любой ценой добиться ее гибели?

Не нефтянкой единой – Новый год без ОПЕК

NewsInfo: Как бы вы охарактеризовали уходящий год если смотреть на него с точки зрения динамики нефтяного рынка?

Дмитрий Царегородцев: 2003 год – это, прежде всего, год несостоявшегося падения цен на нефть. До начала операции в Ираке все были уверены, что цены обязательно снизятся – мол, американцы воцарятся там и будут более прогнозируемыми руководителями, чем Хусейн. Но началась партизанская диверсионная война. Она все эти прогнозы свела на нет. Так что главного события не случилось –цена на нефть не упала. Ожидалось, что к концу года она будет в лучшем случае $24-26 за баррель, но она так и осталась на отметке около 30-ти.

NewsInfo: Как такое "атипичное" поведение нефтяных цен отразится на российской экономике в будущем году?

Дмитрий Царегородцев: Я думаю, никаких принципиальных изменений по сравнению с прошлым годом не будет. Рубль продолжит укрепление, доллар, соответственно, будет дешеветь. Избыточный приток капитала будет вызывать определенный инфляционный навес. Можно ожидать расширения инвестиционного потенциала, так как рублевая ликвидность стимулирует приобретение корпоративных облигаций и других долговых инструментов. Однажды попав на фондовый рынок, капитал с него уходит неохотно, он постоянно ищет себе здесь пристанище - то в акциях, то в облигациях. В принципе, это неплохой мотор. При определенном уровне капитализации, когда оцененность некоторых секторов экономики достигнет, на взгляд эмитентов, достаточного уровня, многие будут выходить на него с новыми продуктами.

NewsInfo: Разве "сырьевой уклон" российской экономике не вредит? В правительстве, и в частности, в Минэкономразвития, в очень много говорилось о «сырьевой зависимости» как о негативном факторе…

Дмитрий Царегородцев: Слово "зависимость" предполагает, настолько несбалансированную экономику, что падение цен на нефть, для нее – катастрофа. У нас же все наоборот. Нефтяные сверхдоходы за этот год не потрачены, а сложены в стабилизационный фонд, финансовый резерв. На уровне государства наша независимость от нефтяных цен за прошедший год только увеличилась. Более того, вклад нефтянки в рост ВВП не очень-то велик. Складывается ощущение, что, на самом деле, потребительские сектора растут быстрее. Причем, нефтяной сектор практически на 100% легален. Его статистика учитывает безупречно. А, например, розничная торговля или услуги потребительско-развлекательного характера учитываются плохо. Большая часть всех этих бизнесов либо теневая, либо просто не попадает в статистическую сводку Госкомстата. Об этом не стоит забывать. Мне, вообще, кажется, что сейчас нефтянка уже не является главным локомотивом российской экономики.

NewsInfo: Что, на ваш взгляд, готовит грядущий год для мирового нефтяного рынка?

Дмитрий Царегородцев: Я думаю, ОПЕК в 2004 году утратит роль серьезного игрока. Об этом говорят уже давно, и в следующем году это может, наконец, случиться. Организация слишком слаба, она все более раздираема противоречиями, ее доля на рынке постоянно сокращается. Но главное, после прихода США в Персидский залив может начаться процесс реального рассыпания организации. Арабским странам придется задуматься о союзничестве с американцами - уже не марионеточном, не двуликом, а полноценном. Вполне возможно, что это расколет ОПЕК - страны-члены ОПЕК из числа неарабских стран предпочтут от арабов отмежеваться.

NewsInfo: А падение нефтяных цен, ожидавшееся в уходящем году все-таки состоится?

Дмитрий Царегородцев: Не думаю. Цены будут, по-видимому, довольно высокими. Ниже $24 долларов они до конца 2004 года не упадут.

NewsInfo: Разве это возможно в условиях, когда буквально со дня на день на рынок выйдет Ирак с его огромными запасами?

Дмитрий Царегородцев: Не выйдет! Три миллиона бареллей, о которых говорят эксперты – совершенно невозможная для Ирака цифра. Максимум - два миллиона баррелей. При этом следует учитывать, что эти два миллиона нестабильны. Поток нефти из Ирака постоянно будет прерываться взрывами нефтепроводов и прочими диверсиями. Выйти на два миллиона они, наверное, смогут, но вряд ли они долго на них продержатся. Я думаю, что ситуация в Ираке останется нестабильной.

Беседовала Анна Бажина