Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Тайная страсть российской элиты

Общество | 23.12.2003



NewsInfo: Принято считать, что повальное увлечение голубями – примета послевоенного времени. Во всяком случае, российский кинематограф без этой приметы времени немыслим.

Владислав Ваевский: Голубеводство гораздо раньше было распространено, ещё при царях. Но было две чёткие категории – элитное голубеводство и простое. Если серьёзно заниматься разведением голубей, то это достаточно дорогое удовольствие. Породистые голуби – на них и цена соответствующая, поэтому элитными голубями могли себе позволить заниматься только аристократы. Народ породистыми голубями не занимался – строили голубятни, разводили каких могли – по принципу «что вырастет, то вырастет». А в Великую Отечественную войну количество голубей сильно сократилось, потому что немцы их уничтожали и голубеводов вместе с ними.

NewsInfo: Отчего такая дискриминация "по голубиному признаку"?

Владислав Ваевский: Наше командование использовало голубей для пересылки шифровок, донесений секретных. Партизаны часто пользовались голубиной почтой, вот немцы и пытались этому противодействовать. Так что после войны голуби, конечно, остались, но очень мало хороших экземпляров. И тогда государство разрешило всем без ограничений строить голубятни - вот они в каждом дворе и появились.

NewsInfo: Природа послевоенного голубиного мифа понятна. Это было преимущественно простонародное увлечение? Советская элита голубями не увлекалась?

Владислав Ваевский: Как бы не так! Увлекалась – мягко сказано. И Брежнев, и Подгорный, и Косыгин были заядлыми голубятниками. У Брежнева была огромная голубятня. Он даже сам ходил на птичий рынок, сам за ними ухаживал, когда возможность была, зерно насыпал, воду менял. Это способ отдыха был для него такой.

NewsInfo: Но в 80-е годы мода на разведение голубей практически исчезла. Почему?

Владислав Ваевский: А случился 1985 год, когда вся эта демократия пошла. Те, кто занимался разведением голубей, они же не думали никогда о доходах каких-то, о том, чтобы продавать голубей с выгодой для себя. Голуби - это для души, понимаете? Люди думали, что государство будет им всегда помогать и зерно давать бесплатно, а когда эта помощь вдруг прекратилась, очень много породистых голубей было продано за рубеж, причём за бесценок. Ведь наши голуби на Западе очень ценятся, потому что там нет таких старых голубиных пород, как у нас. Допустим, турманы – это ж 400 лет породе! А на Западе все породы были выведены 80 лет, ну 100-120 лет назад. Только на Востоке такие же старые породы есть – узбекские голуби, которые были ещё у эмира бухарского, или в Афганистане выведенные, в Таджикистане. И из-за того, что государство обычным голубеводам перестало помогать, мы постепенно вернулись с той же ситуации, которая была при царях.

NewsInfo: То есть сейчас в России серьёзно заниматься голубеводством могут позволить себе только обеспеченные люди? И вы можете назвать каких-нибудь известных людей, которые целыми днями пропадают на голубятне?

Владислав Ваевский: Сколько угодно! Жириновский, насколько я знаю, этим в детстве увлекался. А сейчас заядлые голубятники: губернатор Астраханской области Гужвин, губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Неелов, начальник московского ГУВД генерал Пронин. Правда, Пронин со своими голубями в выставках не участвует. Но он всё равно на все выставки приходит просто так пообщаться с голубеводами. Очень доброжелательный, сердечный человек... Вообще, известные люди, политики, бизнесмены обычно стараются не афишировать, что они голубей держат…

NewsInfo: Почему?

Владислав Ваевский: Ну, голуби это как бы несерьезно, как-то немножко мальчишество такое. Вот, допустим, лошадей завести – это как-то более основательно, что ли. Потому что лошадь, если хорошая лошадь, она может стоить 150 тысяч долларов, может миллион стоить, а голубь редкой породы, ну, 10 тысяч долларов или 20, но не больше. Как-то это несолидно для богатого человека.

NewsInfo: А правда, что голубями редких пород обмениваются, как марками? Ты мне такого, я тебе такого.

Владислав Ваевский: Нет, что Вы! Я же говорю, голуби – это для души. Как же их можно вот так менять, как будто они неживые. Дарим, только дарим. Вот у кого-то в Минске умерли голуби, эпидемия, и мы все собирали, отправляли ему. Или в Орле – украли голубей, я отослал пострадавшему пару своих, чтоб человека инфаркт не хватил. Ведь это ж все равно, что часть души украли.

Беседовала Светлана Лыжина

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров