Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 59.4102
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 69.6406
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 78.0234
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 28.07.2017 : 47.6707

Культура

Image

Факты о Ку-клус-клане

Ку-клукс-клан был организован бывшими военными армии Конфедератов 24 декабря в 1865 году. Главными целями организации было борьба против убийств неграми белых поселенцев, выступления против равноправия негров и белых американцев.

Image

The Economist предложил Западу изучать Россию по песням Шнурова

Авторитетный британский деловой журнал выпустил видеосюжет о творчестве лидера группы «Ленинград», сделав неординарные выводы из клипов на песни Сергея Шнурова.

Нуриев. И ничего, кроме…

Спектакль "Нуриев. И ничего, кроме…" создан по пьесе российского драматурга и хореографа, друга и соратника по цеху Рудольфа Нуриева Виктора Генриха. Выступления пройдут на сцене МХАТ им. Чехова 13, 14, 15, 16 ноября. Как говорят организаторы, спектакль станет репертуарным - готовится гастрольный тур по регионам России.

Newsinfo:

Виктор, почему был избран такой. Несколько необычный жанр для рассказа о Рудольфе Нуриеве. Или это сделано специально, так как сам артист был многогранен и не вписывался в известные рамки?

Виктор Генрих:

Да, это не совсем обычное действо. Спектакль синтетический- это и балет и драма, хотя пьеса написана для балетной труппы. Дело в том, что сам Нуриев был человеком необычным. Его личность позволяет обращаться ко многим жанрам. Его самого это чрезвычайно волновало, он был в постоянном поиске не только в балете, но и других жанрах. Он играл в театре, снимался в кино, хотя и был артистом балета. Он был талантлив во всем, к чему прикасался. Поэтому, такой синтез в спектакле о Нуриеве мне показался логичным. Надеемся, что зритель правильно поймет наш замысел. Хотелось бы в это верить.

Newsinfo:

Вокруг имени Нуриева до сих пор ведь ходит огромное количество всяких историй и домыслов. Вы своим спектаклем хотите показать "правду жизни", раскрыть балетную кухню ?

Виктор Генрих:

Здесь я не очень принимаю формат показать кухню. Это скорее тот мир, который обычно закрыт для зрителя. А в данной ситуации он и остается закрытым. Мы просто позволяем себе средствами хореографии и драматического театра рассказывать не о нас любимых, не об артисте Иванове-Петрове. Мы рассказываем о Нуриеве, о тех фактах, мгновениях его жизни, которые, я смею утверждать, доселе ведомы немногим. А уж такого серьезного обсуждения, разговоров вокруг той или иной темы я просто не знаю.

Newsinfo:

При подготовке пьесы много фактического материала пришлось перелопатить, полазить в газетах, справочниках, в иностранной литературе, отсмотреть кино. Или Вы основывались только на своих воспоминаниях, на воспоминаниях тех людей, которые знали. Скажем так: сели ребята балетные и начали говорить: "Так, что там было в 57-м"? - "А. в 57-м было вот это", а кто-то вспомнил 63-й, а кто-то 80-й. Это вот так, посидели, поговорили или как?

Виктор Генрих:

Посидеть, поговорить с балетом приятно, и можно многое вспомнить. Я посидел, поговорил с собой, со своей памятью. Мне не надо было ничего придумывать, потому что скрип половиц в интернате, в какой комнате и как он звучал - это все равно все мое и со мной. И по этим коридорам ходили многие известные ныне балетные личности, которые тогда были учениками. И это было нормально, когда приходишь в столовую хореографического училища, и за одним столом рядом Леонид Якобсон кушает, Федор Лопухов, Наталья Михайловна Дудинская, Сергеев. Это было очень привычно для нас для всех.

Newsinfo:

Давайте теперь поговорим непосредственно с артистами балета. Исполнительница главной роли Алсу Кондралеева сидит рядом со мной. Как Вы отнеслись к тому, что Вам предложили эту роль, сказали - ну что ж, будешь исполнять главную партию, правда, там после этого па нужно будет сказать несколько слов и опять, потом еще несколько слов. Это было интересно, это было страшно, как это было?

Алсу Кондралеева

Во-первых, когда я увидела Виктора Генриха, он подошел: "Алсу, посмотрите эту партию", первым моим впечатлением был шок. С одной стороны - лестно, что ко мне подошли, обратились, но я, как Вы помните, Виктор Эмильевич, отказалась сразу, потому что артистов балета это шокирует, и жутко страшно.

- А что страшного?

- Говорить. Сам по себе факт говорить - это сложно очень.

- Но на репетиции Вы же говорите?

- Еще как. Но, понимаете, сам факт того, чтобы грамотно и громко сказать написанный текст. Даже сейчас я заикаюсь, мне страшно. А что будет на сцене, я даже не представляю. У нас сейчас, конечно, идут репетиции, подготовка, у нас есть педагог по речи, нас готовят. И, я надеюсь, что у нас уже что-то получается. Надеюсь, что все будет, и мы соберемся, сделаем это.

Newsinfo:

Виктор, а были ли люди, которые отказались принимать участие в этой пьесе, которые сказали: "Нет, вы знаете, я - артист балета…"?

Виктор Генрих:

Вы знаете, я - свободный художник, и я искал единомышленников. Я обращался ко многим мастерам, были предложения. Предложения были все выслушаны, но дальше общения на уровне предложений дело не пошло. И вот эта случайная встреча с Валерием Анучиным, художественным руководителем балета и главным балетмейстером, в общем, решила все. Я сам по образованию балетмейстер. Пара номеров была поставлена, но, когда я увидел, как работает Валера, эта его труппа, он реализовал себя и воспитал их, как исполнителей, я понял, что мне надо отойти. И никакой хореографией я не занимался, потому что замечательный талантливейший человек, очень способная, одаренная личность - это Валерий Анучин. Поэтому, он принял это предложение, что называется, с листа. Взял, посмотрел и сказал: "Все, мы делаем". Когда руководитель такой, то кто из балетных может отказать, я не знаю… Были сомнения. То, что он говорит - это не был отказ, это были сомнения. Потому что, естественно. Когда нам предлагают и танцевать одновременно, это же не то что "Давайте, ребятки, здесь потанцуем, а потом на уголочек отойдем на авансцену и поговорим". Ничего подобного. Это и в сложнейших поддержках, сложнейших композициях, происходит и разговор. Сомнения были, отказы - нет.

Newsinfo:

Скажите, а большой кастинг был, раз Вы говорите, что единомышленники появились, наверняка была очередь?

Виктор Генрих:

Желающих получить аналогичную пьесу для воплощения, я знаю, было достаточно. Я видел этих людей, которые выступали по телевидению, говорили о том, что тесно в балетных рамках, а вот не пора ли и т.д. Я нашелся. НА этом радость заканчивалась. И когда я случайно встретил человека, который с поллиста все понял, и он никогда не говорил об этом. А какой кайф может быть - вот тебе коллектив готовый - бери, работай - никакого кайфа нет.

Newsinfo:

То, что Вы во МХАТе будете это ставить, Вы как бы позиционируете, что это спектакль, это драматический спектакль с участием артистов балета. Почему Вы не выбрали, условно, КДС, балетную площадку?

Виктор Генрих:

Не перекричать то огромное пространство. Это сложно. У нас амбиции были по поводу Большого театра. А драматический театр - у него есть своя особенность для голоса, своя специфика, своя акустика. И в этой связи, это абсолютно правильное решение, что именно на сцене Драматического Театра. Пусть вас не смущает, что берется именно Драматический театр - недалеко от нас находится Театр Пушкина, где происходят Международные балетные фестивали. Так что, делать акцент только на драматическом театре, и в этой связи связывать его пьесой я бы не стал, потому что пьеса написана для балетной труппы.

Newsinfo:

Скажите, когда Вы писали пьесу, у Вас были какие-то сомнения, пойдет, не пойдет. Почему возникла идея? Захотелось поделиться с другими на фоне небылиц, рассказов о Нуриеве или почему?

Виктор Генрих:

На фоне небылиц и рассказов о Нуриеве я определился за чашкой чая - на фоне тех небылиц, которые возникли - и мне предложили, чтобы я написал киносценарий. И когда был написан киносценарий, я понял, что это будет неверно. Если я не попробую переложить что-то, перевернуть ситуацию и сделать пьесу для балета. И я ее писал не для того, чтобы предложить, я ее просто писал для себя. Ситуация очень cложная, надо точно было отобрать текст, который лег бы на артикуляцию, на природу голосовых данных артистов балета, которые молчат. Мне показалось, что это может быть интересно, поэтому я, не очень активно, но занялся поиском.

Newsinfo:

Я сейчас немножко отойду от пьесы и глобально посмотрю на балетный мир. Что сейчас происходит в российском балетном мире? У нас скандалы какие-то постоянно. Вот Волочкова постоянно на экране. Некоторые источники говорят: "Да, что-то в российском балете непонятно, народ больше на Запад смотрит, и с творческой частью не очень..". Поделитесь, как сейчас обстоит дело?

Виктор Генрих:

Оправдываться бессмысленно. То что Вы сказали - это есть на самом деле. Я сейчас искал какие-то оправдательные мотивы, почему так происходит. Ну происходит - и происходит. Значит, так должно было бы произойти. Но для меня история русского балета, никого не хочу задеть - это в первую очередь Борис Эйфман. Там происходит то, что должно происходить. Человек работает, и, по-моему, достойно представляет традиции русского балета, и не только в Питере, не только в Москве. Я повторю - вот этот коллектив, в котором я имею честь быть - он тоже работает. Но у нас определяют положение в балете по тому, кто кого откуда за какой рост брал, за какую девственность и т.д., но это же не балет! Ведь наряду с этим существуют люди, которые достойны того, чтобы на них обращали внимание, они не скандальные, они не пиарят себя. Они просто честно и профессионально работают. Проблемы с балетмейстерами есть, так, наверное, и бывает, в какой-то период что-то ничего не происходит. А потом - появляется.

Newsinfo:

То есть, можно сказать, что это некая смена поколений?

Виктор Генрих:

Может быть, и так.

Беседовал Николай Кендзиор