Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 19.01.2018 : 56,3878
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 19.01.2018 : 69,0243
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 19.01.2018 : 77,7588
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 19.01.2018 : 44,9298

Культура

МЫ и КУЛЬТУРА: Не король Лир

Для тех, кто не очень в курсе, напомню, что поставил спектакль режиссер Владимир Мирзоев. У сторонников традиционного, ортодоксального русского психологического театра одно лишь упоминание этого имени вызывает дрожь и идиосинкразию. Автор заметки видел и слышал, например, как руководитель одного из сереньких московских театров, брызжа слюной, вопил, что не допустит "мирзоевщины" на своей сцене! Заметим, что в этот театр Мирзоева никогда никаким калачом не заманишь. (Тот, кто хочет узнать поподробнее об этом ниспровергателе театральных основ, авторитетов и традиций, может кликнуть мышкой его фамилию и обнаружить в сети сногсшибательное число разнообразных статей, рецензий, мнений и реплик). В каждом своем спектакле Мирзоев как будто намеренно нарывается на скандал: "Ах, вы блюдете традиции?! Так вот же вам: герои Шекспира у меня будут в синих париках, Хлестаков станет вертеться волчком, как сумасшедший, а увалень де Бержерак - приклеивать длинные носы персонажам трагедии Ростана!" Перечислять мирзоевские шокирующие находки и приколы можно долго…Никогда не знаешь, каких подарков ждать от этого "монстра", который в обычной, внетеатральной жизни похож скорее на интеллигентнейшего учителя словесности или врача.

Ждали сногсшибательного и в "Лире". И, конечно, дождались. Хотя на этот раз режиссер не позволил своей буйной фантазии выйти из берегов, в пределах которых положено течь реке шекспировской трагедии. Можно сказать, что Мирзоев, впервые поставив шекспировскую трагедию (во всяком случае, в России), отнесся к драматургии с несвойственным ему ранее пиететом. Режиссер не упустил практически ни одной сюжетной линии, персонажи шекспировской истории у него вполне реальны и порой даже тривиальны. Не подумайте, однако, что на сцене построен средневековый королевский замок, а его обитатели щеголяют в тяжелых кринолинах или латах. Никаких материальных признаков эпохи в спектакле нет: ни в декорациях, ни в костюмах. С другой стороны, нет и свойственной постоянному соавтору Мирзоева - художнику Павлу Каплевичу - вычурности и вызывающей эклектичности в оформлении. На этот раз и сценографией, и костюмами занималась одна из самых интересных художниц нашего театра Алла Коженкова.

Никто не сомневался, что главной фигурой спектакля станет Лир в исполнении Максима Суханова. Так и произошло. Забегая вперед, скажу, что одних он ошарашил, других заставил плакать, третьих - негодовать. Внимательный читатель заметил, конечно, что в названии спектакля отсутствует привычный слуху монарший титул. Действительно, Лир у Мирзоева и Суханова - это никакой не король, не августейший монарх. "А кто ж тогда?" - спросит удивленный читатель. И своим вопросом поставит автора этой заметки в тупик. Потому что, как это всегда бывает в тандеме Мирзоев-Суханов, однозначные определения здесь не приемлемы. Судите сами: в первом действии Лир - это некое громадное бесполое существо с жутким серо-зеленым лицом мертвеца. (Тот, кто видел недавно вышедший фильм "Театральный роман" М. Булгакова найдет нечто общее в облике Лира и одного из персонажей Бомбардова). У некоторых зрителей, в том числе и у автора этих строк, и облик, и повадки героя Суханова вызвали явные ассоциации с реально существующими людьми. Но это - абсолютно субъективное впечатление, поэтому распространяться на сию щекотливую тему не представляется возможным и необходимым...

Существо это очень похоже на чудище из "Аленького цветочка" - страшное, но при этом очень трогательное и по-детски своевольное. "Оно" пытается вовлечь окружающих в свою забавную игру, заставляя, например, всех "обедать": наливает половником в алюминиевые чашки водичку выстроившимся в очередь придворным. Сцена вызывает поначалу смех, но потом - мурашки от возникших ассоциаций с тюрьмой или концлагерем. Видимо заигравшись и потеряв чувство меры, чудище решает "поиграть в Лира" и раздать свои владения дочерям. И вдруг оказывается вовлеченным в реальную, пронзительную и трогательную историю несчастного короля, которого предали родные дочери. Горю этого существа (а, может быть, оно - вовсе не "существо", а некий фантом?) нет предела. Надо видеть, как эта громадина в пароксизме своего несчастья мечется по сцене, меряя ее своими семимильными шагами. Оно пытается то ли напугать безжалостных дочерей, то ли оторваться от Земли и улететь куда-то в неведомые дали, где с ним будут играть такие же странные и забавные создания, и не обидят, не предадут. И, когда дочери окончательно оскорбляют чудище, отняв у него его команду сподвижников по играм и утехам, оно уходит в никуда, в черную степь, где буря и дождь и всегда идущий рядом мудрый и отважный шут…

Больше не будет игр: ни "обеда", ни смешных тренькающих шариков, которые так любила Корделия. Чудище сдерет с себя страшную личину, и все, что останется от него - это голая бритая голова бывшего "короля", как символ обнаженной, "ободранной" человеческой души. И тут перед зрителем вдруг возникнет старый знакомый - "вечный" герой Максима Суханова, путешествующий под руководством Владимира Мирзоева из спектакля в спектакль. Но, если раньше его путешествия сопровождались веселыми шутками и гэгами, то теперь его спутники - горе и неизбывная тоска.

Не до всего пока "дошли руки" режиссера в этом спектакле. Иногда казалось, что некоторые актеры играют совсем в другую, "немирзоевскую" игру. Где-то они пытаются потянуть одеяло на себя, "хлопотнуть" физиономией, сразить зрителя эффектной позой или жестом. Автор этих строк даже пытался найти в этом какой-то хитрый, "глубинный" режиссерский ход: пусть, дескать, все остальные пребывают в одном, привычном измерении, что должно оттенить амбивалентность и загадочность сухановского персонажа. Если так действительно задумывалось, то режиссеру это удалось. И этого несчастного Лира уже не забыть никогда…

И еще. Остается только поражаться гигантской силе воли и прозорливости художественного руководителя Театра им. Евг. Вахтангова - Михаила Александровича Ульянова. Он, несмотря на явно и тайно высказываемое в кулуарах недовольство опутавшей знаменитый театр "мирзоевщиной", стойко выдерживает этот напор и, как вещий Олег, гнет свою линию. Которая еще раз привела его театр к победе.

Павел Подкладов

Image

Президент наводит марафет – Франция смеется

Эммануэль Макрон никакими доходами не обладает, его супруга получает пенсию провинциальной учительницы, но это не мешает главе республики тратить десятки тысяч евро... на макияж.

Image

Гендиректор АО «ОЗК» М.Кийко получил Диплом РБИ «Организация года»

Генеральный директор АО «Объединенная зерновая компания» Михаил Кийко получил Диплом и Серебряный крест Русского биографического института. Награду ему вручили на торжественной церемонии, посвященной награждению лауреатов премии.