Курсы валют: USD 26/05 56.0701 -0.2042 EUR 26/05 63.0116 0.0913 Фондовые индексы: РТС 18:50 1083.52 -0.37% ММВБ 18:50 1947.26 -0.24%

МЫ и КУЛЬТУРА: Закулисная жизнь стойкого плейбоя московской сцены - 30 августа 2003 г.

Культура | 30.08.2003


Сразу после ее выхода обозреватель Newsinfo связался с автором и задал ему несколько вопросов.

- Андрей, ваша книга называется довольно своеобразно, и у читателя может даже возникнуть мысль возникает мысль, что она не совсем о театре.

- Да, действительно она называется необычно "Плейбой московской сцены". Но она, конечно, театральная. И я рад, что издательство "Астрель" выпустило эту книгу. Потому что в последнее время книги режиссеров почти не издаются. Это большая редкость. А эта книга - некая игра. Тех, кто знает мои спектакли, она будет интересна. На ее обложке изображен я в черных очках. Но это только обложка. При таком вызывающем, эпатирующем названии ее содержание очень серьезно. Начинается она с записной книжки, где указаны все актеры, с которыми я когда-либо работал. Актеры выдающиеся, некоторых уже, к сожалению, с нами нет. Это Иннокентий Смоктуновский, Всеволод Якут. А из здравствующих - Яковлев, Жженов, Ширвиндт, Гурченко, Державин, Козаков, и более молодые - Авилов, Домогаров, Безруков и так далее. Там очень много фотографий, из всех спектаклей, зарисовки, новеллы. Но это только начало. Потом идет раздел "Поэтические перформансы" как я их называю. Это зарифмованный поток сознания режиссера. Но там все персоналии тоже любопытны, все, что мне дорого в искусстве: Сальвадор Дали, Хлебников, Бродский. Там есть также шуточные посвящения актерам. Но, а потом, самое серьезное - проза. Крохотный роман о режиссере и его окружении. Этот режиссер - мой alter ego. Многие актеры, как в театральном романе Булгакова, почему-то увидели там себя. Понятно, что есть какие-то параллели, но это собирательный образ. Там очень многое "из меня", но это не я и не те актеры, с которыми я работал. Это закулисная жизнь, это то, что всегда больше всего волнует зрителя. Потом новеллы, небольшие рассказики. Завершает всю книжку блок из двух пьес: "Лулу", которую я написал по мотивам двух драматических поэм Франка Ведекинда "Дух земли" и "Ящик Пандорры". Пьеса, кстати, опубликована впервые. Ведекинда у нас в России, к сожалению, не знают. Вторая пьеса - это наш бестселлер: "Портрет Д" по мотивам Оскара Уальда "Портрет Дориана Грея". И самое главное, те, кто действительно любопытны, откроют неожиданного Житинкина. Близкие люди, которые меня очень хорошо знают, были удивлены прозой. Это самое ценное. Потому что новеллы для них оказались неожиданными. Честно сказать, не опубликовать это было уже нельзя. Надо было освобождаться от чего-то, что тебя внутренне занимает, что тебя мучает.

- Стало быть, любитель "клубнички" и, так сказать, "плейбойства" не найдет в этой книжке своих любимых тем?

- Текст книжки очень откровенный. Там есть очень много неожиданного. Если же говорить о "плейбое", то "плей" - игра, а "бой" - мальчик. То есть, это переводится как "играющий человек" С точки зрения моей ментальности, режиссер - человек играющий. Только кто-то играет на сцене, а кто-то и в жизни. Поскольку я человек контактный, и часто бываю на разных мероприятиях, то я об этом в книжке и пишу. На тусовке я люблю наблюдать за разными персоналиями. Иногда я даже делаю приглашения какие-то актерские прямо там. Потому что для меня кто-то неожиданно раскрывается именно там. В данном смысле я - человек играющий, тут нет никакого противоречия в самой формуле. Просто в русском контексте, все видят именно такой смысл, о котором вы меня спрашиваете. Сейчас ведь нет табу ни в литературе, ни в кинематографе. Тут самое главное, как говорил Шкловский, другое зрение. А поскольку я уже ощущаю, что наш мир сошел с ума, то у меня много неожиданных вещей, которые даже удивят читателя. Хотя я не был бы Житинкиным, если бы там не было юмора, легкости и любви. Я по большому счету признаюсь в любви замечательным актерам: Тереховой, Дробышевой, Талызиной… Там есть то, что знаю только я. Зритель ведь никогда не бывает допущен на репетицию, а в темном зале происходит мистический акт рождения чего-то третьего. Понятно, что это остается вне печати. Некоторые режиссеры выгоняют даже технических работников или других актеров, которые не заняты в этом спектакле. Поэтому это действительно тайны, а я их приоткрываю. Кстати, и для тех, кто собирается поступать в театральное училище. Вы знаете, что в этом году конкурс был бешенный, идет опять возврат к популярности, к любви к театру, к актерам. Там для них тоже будет много любопытного, потому что они для себя откроют не парадную часть профессии, а именно закулисную. А закулисная часть очень сложная. Актерский труд - это пот, кровь и слезы, и плюс еще бешенные интриги. Поэтому у меня там есть интриги, есть скандальные вещи. Но ведь без этого закулисный мир не возможен. Кстати, сама книжка "Плейбой московской сцены" вышла в серии "Жизнь за кулисами". Я с трепетом жду встречи с читателем.

P.S. Newsinfo надеется, что очень скоро талантливый и немного скандальный режиссер Андрей Житинкин поделится с нами своими планами на новый сезон, расскажет, что ждет любителей его творчества на московских сценах.

Павел Подкладов

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров