Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 19.12.2017 : 58,8987
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 19.12.2017 : 69,4298
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 19.12.2017 : 79,0892
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 19.12.2017 : 45,2813

Культура

МЫ и КУЛЬТУРА: Юлия Рутберг - "Я не хочу работать с халтурщиками" - 23 августа 2003 г.

В большом зрительском фойе было, как всегда, празднично. Поражал статью и шармом Василий Семенович Лановой, неотразимым и маргинальным видом отличался Максим Суханов, блистали дамы, самой ослепительной из которых была знаменитая Турандот и пушкинская Лиза - Марина Есипенко. Но в отличие от прошлых лет стопроцентная явка на сборе труппы обеспечена не была. Не видно было примадонн старшего поколения - Юлии Борисовой и Людмилы Максаковой. Не почтил своим присутствием сбор труппы и "медийный" Сергей Маковецкий. Любимица публики, героиня двух прошлых сезонов Мария Аронова также отсутствовала, скорее всего, по причине занятости в кино.

Но дело тут вовсе не в том, что кто-то из мэтров или молодых актеров наплевательски отнесся к открытию очередного сезона в родном театре. Просто все внимание вахтанговского населения сконцентрировано на предстоящей через десять дней премьере - спектакле "Лир", который ставит известный ниспровергатель основ традиционного театра Владимир Мирзоев. С утра до ночи идут репетиции. Трудно сказать, станет ли предстоящая премьера похожей на какие-либо прежние воплощения великой шекспировской пьесы. Скорее всего, это будет вполне самостоятельное произведение сценического искусства, базирующееся на известном сюжете. Newsinfo будет пристально следить за развитием событий и, естественно, докладывать о результатах наблюдений своему читателю. Пока же мы обращаем его внимание на два немаловажных обстоятельства: во-первых, спектакль будет называться просто "Лир" без упоминания титула главного героя; во-вторых, эту роль сыграет знаменитый Максим Суханов, который раза в два младше своего героя. Но возраст - не главное. Важно то, что Суханов и Мирзоев - смесь гремучая, и от этого дуэта можно ждать чего угодно. Добавлю, что в спектакле заняты и другие блистательные актеры, хорошо знающие и понимающие то, что делает режиссер Мирзоев.

О главной премьере сезона говорил в своем вступительном слове и Михаил Александрович Ульянов. Подправившийся и посвежевший худрук, судя по всему, с оптимизмом зрит в будущее и строит громадье планов. Уповает на разнообразие жанров и стилей будущих спектаклей, но, тем не менее, надеется, что вахтанговское начало в творчестве театра непременно сохранится. "Но где же найти режиссеров?!" - патетически воскликнул худрук. И тут же доложил, что Владимир Иванов поставит знаменитый водевиль "Мадемуазель Нитуш", что вызвало чрезвычайное волнение в аудитории. Кроме того, предполагается постановка "Осени патриарха" Г. Маркеса и "Сна в летнюю ночь" В. Шекспира. Так что, за драматургией и режиссерами дело не станет. Однако, творчество - творчеством, но в наше сложное рыночное время и о кассе думать надо. Проголосует зритель рублем - почет постановщику, а на нет - и суда нет. Хотя суд-то, конечно будет. Про некоторые спектакли, которые не дают "стране угля", Ульянов высказывался осторожно и без особого энтузиазма. Например, о "Короле-Олене" К. Гоцци, которого поставил в прошлом сезоне питерец Григорий Дитятковский, Михаил Александрович сказал, что от него надо будет "немножко отдохнуть". А другие придется и вовсе сокращать, потому что они собирают половину зала…

"Красной нитью" в приветственном слове руководителя театра звучала мысль о том, что надо хранить традиции театра-дома, театра-семьи. Он даже уподобил вахтанговскую команду семье Корлеоне. Сравнивать себя с "доном" мэтр не решился, но это было ясно и без слов. Вскользь прозвучала фраза, что кто-то из известных сынов семью-таки бросил, уйдя "в свободное плавание". И тут взор Дона посуровел. Он вспомнил слова Рубена Николаевича Симонова о том, что "из Вахтанговского театра уходить нельзя, это вредно". Но фамилию "изменника" худрук не объявил. Более того, он предостерег от того, чтобы "члены семьи Корлеоне" выносили сор из избы.

Закончил выступление худрук оптимистичным рассказом о строительстве малой сцены, сдача которой в эксплуатацию должна значительно расширить творческие возможности театра. Предполагается "приличный метраж, на котором можно будет основать и малую сцену, и буфет". "И это было бы большое счастье!", - подытожил свои творческо- экономические выкладки "Дон Корлеоне".

После "тронной речи" оного обозревателю Newsinfo удалось вырвать из плотного кольца коллег-журналистов свою любимицу - одну из самых талантливых и харизматических актрис российского театра Юлию Рутберг. Однако беседа с актрисой получилась вовсе не парадной и благостной. Юлия, как всегда была предельно откровенна и даже резка в суждениях. Разговор коснулся самых разных проблем, в том числе будущего "Лира", а также судьбы блистательного спектакля "Сказка" по рассказу В. Набокова, в котором Рутберг блистательно сыграла главную роль.

- Юля, открытия сезонов в театре не всегда были радостными для вас. Сегодня настроение, судя по всему, тоже не очень радужное?

- Радужность - это прерогатива юности, когда есть ощущение счастья просто оттого, что ты находишься в семье Дона Корлеоне, как сегодня сказал Михаил Александрович. Сейчас я человек взрослый, и сама сопричастность с Вахтанговской семьей для меня - это часть жизни. А все остальное я подвергаю внутреннему осмыслению и сомнению. Я поняла, что мне на сцену надо выходить, как взрослому человеку и достаточно профессиональной артистке. Только тогда, когда мне есть, что сказать публике. Я не хочу мелькать, потому что театр для меня - это последний "артезианский колодец". В нем я черпаю ту влагу, которой подпитываюсь. Это мой родник. И пусть тут ничего не платят. Так не бывает, чтобы тебе было хорошо, чтобы ты на этом рос, и тебе бы еще за это деньги платили. Существует все-таки равновесие каких-то энергий. Поэтому в театре я буду участвовать только в том, что мне интересно. И пускай какие-то сезоны будут проходить мимо меня. У меня очень много предложений на стороне, я не бедствую. Но должно ведь в жизни быть что-то серьезное и глубокое, может быть, сродни чувству любви. И я однолюб. Пускай иногда моя любовь к Вахтанговскому театру будет односторонней: только с моей стороны или только с его стороны. Но должно же наступить время, когда это будет обоюдная страсть! Поэтому я никуда не тороплюсь, и никаких радужных предположений у меня нет. Я понимаю, что театр сейчас находится в таком положении, что здесь надо работать. Если я соглашаюсь, то надо работать так, чтобы мне не было стыдно. Никто, кроме нескольких людей, которые являются для меня безусловными авторитетами, не сдвинет меня с места. Потому что, с одной стороны, эта профессия очень субъективна, а с другой стороны, надо обязательно выбирать себе людей, которые тебе не будут "дуть в уши", а смогут показать твое истинное положение в пространстве. Поэтому я очень надеюсь, что мне не изменит покой и воля, что по-прежнему я буду такая же энергичная, что здоровье позволит, и что мои домашние будут в порядке. Когда у меня нормальные тылы, я могу добежать до канадской границы буквально за полтора часа. (Смех).

- Подвергаете ли вы сомнению то, над чем работаете сейчас, т.е. "Лира"?

- Нет, у меня нет сомнений по поводу Лира. Наличие крупных актеров, режиссера-мыслителя и блистательной драматургии все-таки являются залогом перспективности этой работы. Я не собираюсь развлекать публику. Я считаю, что "Король Лир" очень важен в репертуаре театра Вахтангова, потому что мы немножко пошли в сторону стюардессы в самолете - стали обслуживать публику. А я не считаю, что это правильно. Должны быть спектакли, которые существуют в качестве визитной карточки и художественного уровня данного конкретного театра. Один из таких - "Пиковая дама". Этот спектакль старый, даже, наверное, уже старомодный, но это уровень. Я позавчера посмотрела фильм, который снял девяностолетний Дзефирелли о Марии Каллас. И поняла, что дело не в возрасте человека, который делает что-то, а в мастерстве, в художественности его мышления и в попытке проникнуть вглубь явления. Мне кажется, что в "Короле Лире" есть такой прецедент. Мне это интересно. Я очень хочу, чтобы это стало удачей, потому что это - одна из граней существования нашего театра. Я не буду лениться напоминать читателям и журналистам, что в палитре Вахтангова, кроме "Принцессы Турандот", было "Чудо Святого Антония", а также "Эрик Четырнадцатый" товарища Стринберга. Поэтому наш театр - не только шампанское, но иногда и густое мутное вино. И надо эту чашу испить до дна.

- "Пиковая дама" - это, безусловно, уровень, это планка. А что вы можете сказать в этом смысле о "Сказке" Набокова?

- С Набоковым произошла странная история. Этот спектакль бросили. Может быть, из-за того, что артистам неинтересно играть спектакль, в котором надо танцевать. Жанр этого спектакля был заявлен сразу абсолютно точно: это было кабаре. В нем помимо всего прочего, что есть в драматическом действе, нужно было петь и танцевать. Это - три главных составных элемента, которые должны были быть на уровне. Когда артисты стали себе позволять уходить из спектакля, не предупредив, и даже подменять себя без репетиции, я сказала, что не буду в этом принимать участие. Потому что я отвечаю за свой выход на Вахтанговскую сцену, у которого есть свое реноме. Я не хочу работать с халтурщиками! Я не буду халтурить, и не позволю это делать другим. Это был спектакль, который во многом держался на трех актерах. Но втроем невозможно вытянуть то, что зависит еще и от рук, ног и совести других исполнителей. Поэтому я просто пришла и сказала, что больше не выйду на сцену. Когда в театре Вахтангова на сцену выставляются четыре стула, на которых должны быть четыре девушки, а выходят три, то это называется х а л т у р о й! Мне кажется, что в таком театре я не должна работать. И не буду! Хотя я к этому спектаклю относилась с большой любовью. Но иногда лучше унести с собой ощущение чего-то дорогого, нежели разменять это по копейке и превратить в половую тряпку.

- В связи со "Сказкой" у меня возник такой вопрос. Многие актеры пробуют себя в жанре кабаре, эстрадного шоу и т.д.. Не возникло ли у вас желания самой сделать какую-то музыкальную программу?

- Возникло. Но я никоим образом не претендую на "пеньё". Я не собираюсь выходить на сцену и делать гимнастические упражнения. Я не собираюсь уходить в шоу-бизнес, потому что я могу быть только драматической актрисой, для которой следующая ступень выразительности - это музыкальное существование. Для меня всегда эталоном в этом смысле был Андрей Миронов. Я никогда не участвовала в конкурсах "имени его", потому что это очень далеко от того уровня, что есть сам Андрей Александрович. Но мне очень нравится эта стезя. Поэтому я постараюсь определиться. Но больше ничего говорить не буду. Надеюсь, что музыка мне поможет. Я все-таки считаю себя музыкальным человеком благодаря родителям и Гнесинке.

- Что уже сделали и что планируете в кино?

- Было два сериала. Один - "Вкус убийства" с Анной Легчиловой, там у меня достаточно большая работа. В сентябре выйдет "Лучший город земли" - это продолжение "Московских окон", которые я очень люблю. И очень волнуюсь, потому что там у меня большая роль и очень разнообразное существование. Это дает возможность в сериале что-то найти, а не просто "печь блины". Сейчас я снимаюсь совсем чуть-чуть: такая смешная, дурацкая роль - "Участок" на ОРТ. Деньги прожиты, а позор тянется. (Смех)

Павел Подкладов

Image

Президент наводит марафет – Франция смеется

Эммануэль Макрон никакими доходами не обладает, его супруга получает пенсию провинциальной учительницы, но это не мешает главе республики тратить десятки тысяч евро... на макияж.

Image

Винтокрыл из будущего

«Вертолеты России» представили беспилотный конвертоплан – «помесь» вертолета с самолетом, унаследовавшую лучшие свойства от обоих своих прототипов. Сейчас новинка проходит летные испытания…