Курсы валют: USD 28/03 57.0233 -0.4014 EUR 28/03 61.9615 0.0979 Фондовые индексы: РТС 18:50 1114.66 -0.89% ММВБ 18:50 2013.16 -1.30%

МЫ и ОБЩЕСТВО: Как снять Россию с иглы

Общество | 01.07.2003



- Виктор Васильевич, похоже, в России теперь две главные беды - бездомные дети и наркомания. Ту, с которой предстоит бороться вам, президент назвал проблемой политической.

- Она политическая, криминальная, экономическая, социальная. Наркоман не только человек, который, к сожалению, обречен, потому что наркомания фактически не лечится. Он зомбирован: чтобы добыть деньги на наркотики, может совершить любое преступление. Ко всему прочему, это люди, которые содержат огромный сектор теневой экономики. На них наркоторговцы зарабатывают миллиарды долларов.Но при этом беда имеет совершенно очевидное человеческое начало. На глазах пропадает близкий, как правило, молодой человек, и ты ничего не можешь сделать.

- Хотя бы примерно известно, сколько наркоманов в России?

- Есть множество разных цифр, но количество наркоманов не может быть определено точно. Нет ни одной страны, где есть достоверные методики. Мы можем говорить только о том, что около полумиллиона граждан России состоят на учете в наркологических диспансерах. Но при этом знаем: большинство наркозависимых людей никуда не обращаются. И потому, что боятся встать на этот самый учет, и потому, что развита целая сеть негосударственных наркологических учреждений, а многие вообще не понимают, что есть необходимость лечиться. Министр образования Владимир Филиппов недавно сообщил, что в Российской Федерации 6,5 миллиона наркозависимых. По расчетам других экспертов, таких людей - 3,5 - 4 миллиона. В любом случае речь идет уже о 2 - 4 процентах населения России. Причем это только молодежь, которая сегодня должна была быть обучена, подготовлена к самостоятельной жизни. Можно говорить о стыковке проблем наркобизнеса и терроризма, коррупции и насильственных преступлений. И, повторюсь, для экономики России, которая только стремится к тому, чтобы окрепнуть, существование в тени миллиардов наркодолларов - огромный груз. Все это вывело проблему на уровень национальной угрозы, требующей заниматься ею не только силами,

действовавшими до 11 марта, но и особыми ресурсами, созданием нового специального ведомства с полным объемом оперативных и процессуальных полномочий. Надо изменить тактику борьбы с наркоторговлей.

- Что это означает?

- Сейчас к уголовной ответственности привлекают в основном наркоманов за хранение наркотиков или мелких торговцев, перевозчиков, которые зачастую не знают, у кого они взяли груз и кто дальше им распорядится. Надо бороться прежде всего с организованными преступными группами, которые формируют наркопотоки, систему продаж наркотиков. Именно они создали механизм для легализации заработанных на наркоторговле миллиардов долларов. До них пока силовые структуры не дотягивались.

- В вашем подчинении, как говорят, будут 40 тысяч налоговых полицейских.Насколько они подготовлены к новой работе?

- Работать будут 40 тысяч полицейских Горнаркоконтроля. И я это не для чистоты терминологии говорю. В составе комитета будут не только бывшие налоговые полицейские, но и сотрудники подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД, и переходящие из ФСБ оперативные работники, следователи. Они имеют опыт работы именно в этой области. Вообще полученные оперативным работником навыки - вещь универсальная. Большинство сотрудников милиции и контрразведки проходит через разные участки работы, но все они опираются на оперативное ремесло. Кстати, значительная часть оперработников и руководителей налоговой полиции до службы в ФСНП прошла школу органов госбезопасности и внутренних дел. И думать, что предстоит какой-то процесс полной переквалификации налоговых полицейских, неверно. Это первое. Второе. Поскольку мы имеем дело с теневой экономикой, опыт налоговых полицейских, умеющих правильно прочитать подозрительную финансовую схему, очень полезен для нас. Доходы, которые из рублей наркоманов надо превратить в ценные бумаги, в валютные накопления, в иные активы, - особая сфера, проникнуть в которую могут именно налоговые полицейские.

- А какой будет зарплата ваших подчиненных, гарантирует ли она хоть в какой-то степени их неподкупность?

- На уровне той, которую сегодня получают налоговые полицейские. Мынаходимся на госслужбе и зарплату получаем из бюджета, который оплачивает и труд наших коллег в правоохранительной системе, и боевую службу офицеров Российской армии. У государства нет ресурсов, которые позволили бы поставить нас в отличное от других положение. Ловить, разоблачать, но главное - спасать.

- Что-то делают Минобразования, Минздрав, но пока с наркоманией каждый по жизни остается один на один. Для профилактики требуется все – начиная от социальной антирекламы и заканчивая буклетами для родителей, которые должны лежать во всех детских поликлиниках и школах. Сможете ли вы скоординировать эту пока бесхозную работу?

- Если бороться только с предложением, сокращать количество поступающих в оборот наркотиков, но при этом не заниматься ситуацией в той среде, где происходит их потребление, то это будет малорезультативно. Пока есть спрос, найдутся другие каналы переброски, а наркотики будут стоить дороже. Мы просто обязаны участвовать в координации усилий по противодействию наркотизации населения. Такая норма есть в указе президента, и законом наша компетенция в этой сфере определена. Но работу эту должны вести не только федеральные министерства и ведомства, а прежде всего региональные власти. Они действуют непосредственно там, где живут люди. У нас ниже 13 лет опустился средний возраст вовлечения в употребление наркотиков. Еще три года назад этот порог был на 2 - 3 года выше. То есть сегодня в средней школе наркомания - обыденное явление. И это при том, что демографическая ситуация в стране тревожная. 70 тысяч человек в год умирают от передозировки наркотиков.К профилактике надо подключать все уровни власти и, конечно, общественность, родителей. Уже есть много стихийно образовавшихся общественных структур. Люди объединяются, потому что другого способа защиты детей, своих близких они до сих пор не видели. Я считаю, что в марте нынешнего года президент совершил поступок, абсолютно отвечающий ожиданиям миллионов россиян, которые не хотят мириться с наркоманией. Они могут решить вопрос с лечением отдельного ребенка, могут собрать деньги и поставить охранника в школе, чтобы он гонял продавцов наркотиков. Но главная-то причина - в существовании профессиональной преступности, сделавшей наркоторговлю своим промыслом и вышедшей уже на транснациональный уровень. Причем стремительно, за последние 15 лет.

- А за своих детей в этом смысле вы боитесь?

- Мои дети уже выросли. Они сформировались в то время, когда эта тема не была такой зловещей, как сегодня.

- Вам повезло. Как думаете, хватит сил у вашего комитета, чтобы что-то изменилось к лучшему?

- Мы имеем дело с наркоагрессией. И поэтому неотложная задача – ее сдерживание. Когда мы продумывали, какой должна быть структура комитета, у меня первоначально было сомнение - во всех ли субъектах Федерации нам нужно разворачивать свои одразделения? Еще три-пять лет тому назад были в стране территории, где проблема наркотизации не ощущалась. Но сегодня на карте страны таких пробелов уже нет. Ситуация требует присутствия и активной работы подразделений комитета в каждом субъекте Федерации. Конечно, везде будет разная нагрузка. Для одних подразделений выбирается тактика недопущения разрастания наркобизнеса, для других - жесткая наступательная позиция.

Оргпреступность стремится переплавлять свой материальный капитал во власть. А власть - необязательно обладание выборной должностью. Это и контроль за определенными объектами или секторами экономики, овладев которыми, можно диктовать свои требования в регионе.

- Какие территории - самые проблемные?

- Москва, Московская область, Петербург, Северный Кавказ, территории, приграничные с центральноазиатскими республиками. Это Поволжье, Урал. И Дальний Восток - Амурская область, Приморский край.

- Откуда к нам везут наркотики и какие именно?

- Центральноазиатские республики - транзитные территории. Сегодня основная часть героина производится в Афганистане. Эта страна, а также Пакистан и Иран составляют одну группу наркопроизводящих территорий, т.н. район Золотого полумесяцах. Другую серьезную группу – Золотой треугольникх - составляют Мьянма, Таиланд и Лаос. Оттуда на весь мир поставляется героин. Он идет и на наш рынок, и транзитом через Россию в другие страны. Кокаин поставляет Латинская Америка - Колумбия, Боливия, Перу. Из Европы - Германии, Польши, Голландии - идут синтетические наркотики-амфетамины. Очень тяжелые, опасные наркотики.

- Правда ли, что в Афганистане после разгрома талибов производство наркотиков астрономически возросло?

- Да, это так. Талибы приняли очень жесткие меры по сокращению производства наркотиков, с их уходом эти ограничения были сняты. Сегодня Афганистан вернулся к рекордным показателям производства наркотиков. По данным ООН, в 2002 году там произведено 3400 тонн героина.

- В руководстве и в штате вашего комитета много кадров из Петербурга?

- Принцип здесь такой. Главное - это профессиональный опыт и готовность работать в напряженных условиях становления нового ведомства. Я достаточно хорошо знаю таких людей не только по Петербургу, но и по работе в Москве. Известны мне сильные руководители во многих территориальных структурах правоохранительных ведомств. На них и буду опираться.

- То есть вы никого с собой в Москву не привезли?

- Сейчас, на этапе формирования комитета, говорить более конкретно о персоналиях трудно. Давайте к этому вернемся после соответствующих указов президента.

- Не сердитесь, я вас еще и насчет анекдотов про засилье питерских в Москве обязательно спрошу. Вам какой из них особенно нравится?

- Скажу так, чтобы все было понятно. Количество людей, которые придут в центральный аппарат комитета, имея при этом какое-то отношение к Питеру, будет укладываться в понятный всем грабочийх процент. Захватах высот питерскими профессионалами не предвидится. Это совершенно точно. А анекдот вам, к сожалению, не расскажу. Я их просто не запоминаю.

- И все же как работать, если не брать с собой доверенных людей?

- Я в 1998 году приехал на службу в Москву, в 2000-м вернулся в свой родной город. Теперь снова здесь. От того, что перемещаюсь, никак не меняется моя природная питерская сущность, я себя внутри никак не изменил этими своими передвижениями. Вообще не вижу смысла в обсуждении то ли московских, то ли питерских назначений. Более того: я всю жизнь на службе, уже много лет военный человек, руководитель, генерал. Вы что думаете, я всякий раз при своем очередном назначении буду окружать себя сплошь близкими сослуживцами? Обрекать людей, которые со мной вместе пришли, на то, что я куда-то уйду и они окажутся лишними, если не имеют за душой в своем деле ничего, кроме связи со мной. Нелепо, так нельзя. Надо ко всему разумно подходить и вовсе не по прописке определяться с тем, кто должен в том или ином качестве работать. Более того: назначения, важные для осуществления государственной политики, производятся указом президента. Надо еще серьезно обосновать необходимость назначения именно этого человека. На одном только личном мнении о нем указ не состоится - это факт.

- На разных сайтах сообщается о том, что вы - достаточно близкий друг президента Путина еще по учебе в Ленинградском университете.

- Мы оба действительно окончили юридический факультет Ленинградского университета. Но я это успел сделать на два года раньше, просто потому что я на 2 года раньше туда поступил. Кстати, недоразумение с совместной учебой распространяется на многих коллег, которые с Владимиром Владимировичем вместе работали. Порой выходит, что чуть ли не все, кто затем служил в органах госбезопасности, учились вместе с Путиным.

- Курс, видимо, был безразмерный. Или это, как с бревном, которое на субботнике Ленину помогали нести тысячи человек?

- Если честно, это ведь не бывшие сослуживцы президента так о себе говорят. Чаще так о нас пишут ваши коллеги.

- Но ваши личные отношения с Владимиром Владимировичем сохранились?

- Если есть такие отношения, то они потому и личные, чтобы о них не говорить публично, согласны?

- Американцы создают министерство безопасности, а у нас спецслужбы разведены по разным ведомствам. Может, пора и в России воссоздавать КГБ?

- 11 марта президент подписал указы, которыми реорганизованы российские спецслужбы. Теперь нет ФАПСИ, нет отдельного федерального пограничного ведомства. Поэтому в какой-то степени такая консолидация в России уже произошла. Я считаю, что углублять ее дальше не следует. Вполне достаточно того уровня, на котором сегодня построена структура органов безопасности.

- Чем увлекаетесь в жизни? Говорят, вы очень хорошо знаете историю России.

- С малых лет я много читаю. А сейчас нахожусь в том возрасте, когда больше хочется перечитывать.

- То есть, к примеру, до Пелевина у вас руки не дойдут?

- Мне нравится Пелевин, прочел его, наверное, всего.

- Телевизор у вас в кабинете такой большой!

-Я его и не включаю, некогда. Дома новости и спортивные передачи смотрю - на большее времени нет. Люблю театр.

- Часто ходите?

- Регулярно. Петербургская жизнь сделала меня разборчивым, поэтому не все, что идет, хочется смотреть. Но и в драматический театр, и в оперу мы с женой ходим при каждой возможности. За три года, что мы между двумя московскими командировками жили дома, ни одной премьеры в Мариинском театре не пропустили.

- То есть все-таки дом - это для вас город на Неве. Наверное, и родные все в Питере остались?

- Конечно. Мама там и дети. Растет внук Антон, ему уже год, ходит, начинает говорить. Никто в Москву переезжать не собирается. Петербург - это ведь не только хороший город, но совсем другой уклад жизни. Конечно, родного города страшно не хватает. Ну что делать...

Беседовала Елена ОВЧАРЕНКО, газета "Комсомольская Правда" при содействии Национальной Информационной Ггруппы.

Анекдот в тему от жены нашего собеседника Натальи Черкесовой:

На столичном Ленинградском вокзале в купе Красной стрелы входит питерец. Знакомится с соседями - все трое оказались москвичами.

И говорит:

- Мужики, давайте начистоту: как вы к питерским относитесь?

Первый: - Нормально, народ вроде неплохой.

Второй: - Терпеть их не могу, но нынче разве вякнешь?

Третий: - Ненавижу их, понаехали в нашу Москву!

Питерец - третьему: - Вы - единственный честный человек в нашем купе. За

чемоданчиком не присмотрите, пока я в ресторан схожу?

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ЧЕРКЕСОВ Виктор Васильевич родился 13 июля 1950 года в Ленинграде.

Отслужил в армии, в 1975 году окончил юрфак Ленинградского госуниверситета. Работал в структурах органов госбезопасности, в 1992-м

назначен начальником Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. С 1998 года - первый заместитель директора ФСБ России. В 2000 году назначен полномочным представителем Президента РФ по Северо-Западному округу. С 11 марта с. г. возглавляет Госнаркоконтроль. Женат, имеет детей и внука.

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров