Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 26.07.2017 : 59.9102
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 26.07.2017 : 69.6816
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 26.07.2017 : 78.057
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 26.07.2017 : 47.335

Мир

Image

«Яки» спасут авиацию России от утечки кадров

КБ им. Яковлева доработало Як-130, на котором пилоты готовятся к полетам на Су-30, и «самолет пионеров» Як-152.

МЫ и ПОЛИТИКА: Защитить права человека в Госдуме некому. - 24 июня 2003 г.

21 июня думские законодатели не смогли даже утвердить список кандидатур на должность уполномоченного по правам человека.

Ни один из предложенных кандидатов не набрал необходимого для внесения в бюллетень для голосования количества голосов. Больше всего голосов набрали глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников (283 голоса), бывший уполномоченный по правам человека Олег Миронов (167 голосов) и депутат от ОВР Виктор Гребенников (128 голосов).

Были также выдвинуты уполномоченный по правам человека в Астраханской области Виктор Виноградов, вице-спикер Годумы Владимир Жириновский, Мария Арбатова и Владимир Осипов. На последнем месте с 54 голосами оказался первый уполномоченный по правам человека в России, известный правозащитник Сергей Ковалев.

Согласно российскому законодательству, омбудсменом может стать гражданин России, не моложе 35 лет, "имеющий познания в области прав и свобод человека и гражданина, и опыт их защиты".

Для избрания нового уполномоченного необходимо 300 думских голосов, а это значит, что "согласно" за какую-либо кандидатуру должны проголосовать и "правые", и "левые", и центристы. А такое, как показывает практика, случается редко.

В частности, на этот раз, возможно, не случилось по причине того, что центристы хотели бы иметь своего человека на посту уполномоченного, и в связи с этим до сих пор идут консультации о параллельном выдвижении с главой комитета по государственному строительству Валерия Гребенникова (фракция ОВР) его заместителя по комитету Николая Шаклеина (группа "Регионы России").

Как прокомментировал СМИ этот вопрос Лев Левинсон, эксперт Института прав человека: "Для выдвижения уполномоченного, чтобы он попал в список необходимо 300 голосов. Такое большинство достигается достаточно трудно. Вторая Дума длительное время не могла избрать уполномоченного. Миронов был избран через год после принятия закона, хотя закон предусматривал избрание в течение трех месяцев. Прошлая Дума была "левая", коммунистическая, и 300 голосов коммунисты тоже недобирали, тоже приходилось искать компромиссы.

Сейчас, когда совершенно очевидно, Дума проправительственная и управляется из Кремля, казалось бы, эта проблема решается легко. Но и здесь мы видим, и это уже наблюдалось в последнее время, что 300 голосов - это некая проблема. 300 голосов при условии, что коммунисты не участвуют в поддержке кремлевской инициативы, 300 достигается с трудом, для этого нужна согласованная позиция не только 4-х центристских фракций, но и СПС, и "Яблока", и ЛДПР. Если коммунисты солидарно не участвуют или против выступают, не дают голосов, то 300 голосов - это солидарная позиция всех остальных. Между тем, уже сейчас мы видим, что это под вопросом".

Председатель думской фракции "Единство" Владимир Пехтин полагает, что процесс ускорять не нужно - Олег Миронов вполне может какое-то время исполнять обязанности уполномоченного; когда же договоренности между представителями различных политических сил в Думе состоятся, будет выдвинута кандидатура, которая сможет заручиться конституционным большинством депутатских голосов.

Напомним, что представитель фракции КПРФ Олег Миронов был избран уполномоченным по правам человека Российской Федерации в Госдуме прошлого созыва 22 мая 1998 года. Деятельность его оценивалась по разному, но многие сходятся во мнении, что администрация Путина просто не нашла места Миронову в выстраиваемой ею вертикали власти. Диалог Уполномоченного по правам человека и президента страны не состоялся, что дополнительно сказалось на снижении авторитета самого института.

Решение этого вопроса находится в исключительной компетенции Государственной Думы и не требует подтверждения ни от Совета Федерации, ни от президента. Поэтому ускорить этот процесс искусственно вряд ли удастся. Сам Олег Миронов заявил, что пока останется уполномоченным: "Мои полномочия закончатся тогда, когда новый уполномоченный принесет присягу. Но я думаю, что это теперь будет уже глубокой осенью. Переноса сроков не будет, это было бы грубейшим нарушением закона и регламента. Тасовать так колоды, выбирая уполномоченного по правам человека на 5 лет, это дискредитировать эту должность и того, кто таким образом займет ее".

Дарья Гусева

КОММЕНТАРИЙ

Лев Пономарев, исполнительный директор движения "За права человека":

- Я оцениваю деятельность Миронова по пятибалльной шкале, где-то от "трех с плюсом", до "четырех с минусом". А это вполне положительная оценка. Тем более, что институт представительства совершенно новый, а, учитывая происхождения Олега Орестовича, коммунистическое происхождение, это было для него трудно, освоить всю эту тематику и начать работать. Но он, к концу срока своего довольно правильно понял свои задачи и довольно эффективно выступал по некоторым вопросам.

В чем минусы работы Олега Орестовича? Даже там, где он положительно выступал, он все-таки повторял в конце концов то, что говорили правозащитники еще за несколько лет до того, как Олег Орестович появился. То есть, он повторял то, что уже стало очевидным не только для правозащитников, но даже для общественного мнения России. Например, об условиях содержания в российских тюрьмах. Он довольно резко выступал, делал хороший доклад на эту тему, но это было очевидно. То же самое, допустим, о пытках, нарушениях прав человека правоохранительными органами, тоже вещь довольно очевидная, и здесь не требовалось больших усилий с его стороны. То есть, это не было актом. А уполномоченный должен быть лидером правозащитного движения, каких-то инициатив. И война в Чечне в этом смысле оказалась вне поля его внимания. Либо он сознательно уклонялся от рассмотрения войны в Чечне, либо он политически боялся выступать против позиции Кремля. И это было большой его ошибкой. Также он приветствовал чеченский референдум, хотя референдум, было очевидно, приведет только к обострению ситуации, как это и произошло.

Есть мнение, что у него не сложились отношения с Кремлем. Но я бы сказал, что это и хорошо, когда не складываются отношения с Кремлем. Для уполномоченного по правам человека в такой стране, как Россия, это наоборот, хорошая характеристика. Но эти отношения с Кремлем у него недостаточно сильно не сложились. Все-таки он оглядывался на Кремль. По той же Чечне - что-то говорил, о том, что там права человека нарушаются, но говорил не внятно, скажем так. Поэтому он получил раздражение Кремля, что правильно и нормально, но получил мало. Все-таки, он оглядывался на Кремль.

Также у него был очень слабый аппарат, практически не функционировал, и он оказался в одиночестве, два-три человека на него работали, а весь основной аппарат тормозил всю работу уполномоченного. Слава Богу, что он создал экспертный совет, куда вошли правозащитники, и соответственно, правозащитники смогли предоставлять какие-то документы, помогать готовить ему доклады. А вот когда мы пытались оперативно решать какие-то вопросы, эта наиболее влиятельная структура правозащитного сообщества не работала. То есть, решить быстро какой-то оперативный вопрос, обратить внимание власти с помощью уполномоченного нам не удавалось.

Я думаю, что правозащитники сейчас находятся в условиях выбора из двух зол. Настоящего кандидата нет. Лучшим кандидатом могли бы быть такие люди, как Сергей Ковалев, Юлий Рыбаков, можно было бы поискать еще кого-то из депутатов, для которых правозащитная работа не является чужой или неизвестной, но ничего, к сожалению, мы не можем сделать. Поэтому есть два проходных кандидата, пользующиеся наибольшей поддержкой. Это Миронов и Крашенинников. Я считаю, что в каком-то смысле, они равнозначны для правозащитников, но сам я лично поддержавший заявление Крашенинникова для того, чтобы уравновесить существующее письмо Людмилы Алексеевой в поддержку Олега Миронова.

Известно, что часть правозащитников готова поддержать назначение Крашенинникова. Он, конечно, тоже может пройти только с поддержкой Кремля, вроде какая-то договоренность, как я понимаю, есть, но, мне кажется, что то, Миронов делает, Крашенинников тоже будет делать. Все существующие проблемы Крашенинников будет оценивать с той же критичностью, которая есть у Миронова. Будучи человеком честолюбивым, может, быть, получив этот пост, он сумеет организовать аппарат, и более эффективно будет действовать.

Владимир Лысенко, депутат Госдумы:

- Я думаю результат голосования был предсказуем, поскольку было довольно много кандидатов, было очевидно, что никто из них не сможет набрать 300 голосов. Поэтому Дума внимательно выслушала программы всех кандидатов и фаворитами были те, кто сегодня работает в Госдуме. Я имею в виду Павла Крашенинникова, Валерия Гребенникова и, конечно же, Олега Миронова. Именно эти три кандидатуры собрали больше всего голосов. Крашенинникову не хватило всего 13 голосов, чтобы быть избранным полномочным по правам человека. Не трудно предсказать, что к осени этот раскол в партии власти, когда сегодня часть депутатов голосовала за Гребенникова, а часть за Крашенинникова, наверное, будет окончательно преодолен. С большой вероятностью можно сказать, что Крашенинников в сентябре будет избран уполномоченным по правам человека. Хотя в то же время нельзя исключать, что за лето могут произойти какие-то очень серьезные изменения, конфликты, события, которые могут изменить эту ситуацию и несколько изменить этот список.

Кандидатов в сентябре будут выдвигать фактически заново. Кстати, эта должность в России никогда не была в большом почете. Власть, прямо скажем, недолюбливала и первого полномочного по правам человека, Сергея Ковалева, и второго уполномоченного Сергея Миронова. Полагаю, что здесь как раз проблема состояла в том, что и тот и другой в значительной степени были в оппозиции к исполнительной власти государства. Они ее довольно серьезно критиковали и старались занимать позицию, защищающую человека, а не государство. Поэтому, с моей точки зрения, сегодня власть стремится к тому, чтобы уполномоченными все-таки был человек, который полностью отвечает интересам этой власти. Чтобы у него уже не было никакой оппозиционности. То есть, власть хочет превратить этот институт в придаток существующей исполнительной власти, коими сегодня стали почти уже все остальные ветви власти.

Я лично бы предпочел, чтобы представителем уполномоченного по правам человека был представитель от тех политических сил, которые все-таки имеют собственную позицию и способны самостоятельно отстаивать права человека, не зависимо от политической конъюнктуры в нашем государстве. Поэтому надеюсь, что к следующим выборам все-таки мы дозреем до такой ситуации и Дума проголосует именно за того человека, который сегодня очень нужен нашей стране.