Курсы валют:
  • Обменный курс USD по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 57.2721
  • Обменный курс EUR по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 67.3577
  • Обменный курс GBP по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 75.519
  • Обменный курс AUD по ЦБ РФ на 19.10.2017 : 44.8784

Культура

МЫ и КУЛЬТУРА: КОМНАТЫ, ГДЕ ЖИВЕТ ВРЕМЯ.

Алиса Порет - любовница и друг Даниила Хармса, тесно связанная с кругом обэриутов, вместе со своей ближайшей подругой Татьяной Глебовой была ученицей Павла Филонова. До замужества Порет художницы жили в одной квартире, связанные безумным творческим альянсом. В картинах, которые, по воспоминаниям Алисы Порет, создавались только вдвоем, сочетался абсурд и трагизм чинарей, унаследованная от Филонова дотошность и обоюдный сюрреализм, который и Глебова, и Порет до конца своих дней сохранили как необходимую основу своих работ наряду с абстракцией.

Главное произведение на выставке - в первый раз экспонируемое полотно «Дом в разрезе». Эта страшная и странно яркая по цветам картина 1931 г. была известна по дневниковым упоминаниям Филонова и долго считалась пропавшей, как вдруг около десяти лет назад, уже после смерти Татьяны Глебовой, ее сестра обнаружила на чердаке разрезанные куски холста. Неизвестно, зачем понадобилось прятать картину, хотя время было страшное и над причинами голову можно особенно не ломать. Реставрация длилась довольно долго и отличается высоким качеством, но дошла картина не целиком: еще раньше был утрачен один из нижних углов (возможно, вырезан намеренно - что там было изображено, мы не знаем).

«Дом в разрезе» - на самом деле разрез того небольшого мира, в который, как в стеклянную банку, была заключена тогдашняя богема. По свидетельству Людмилы Глебовой, фигуры в комнатах, словно плывущие в синем абстрактном фоне, изображают семьи Глебовой и Порет и близкий круг их знакомых (пианистку М. Юдину, Д. Хармса, А. Введенского и прочих). Знаменитый «ленинградский дом» Порет и Глебовой был открыт для самых разных гостей, и несмотря на общую не представимую сегодня нищету им удавалось жить очень насыщенно и ярко. В воспоминаниях Алисы Порет есть строки: "Днем мы всегда писали маслом, потом обедали и гуляли, а по вечерам, если не было интересного концерта, принимали гостей. Народу у нас бывало много, подавали мы к столу только чай с очень вкусными бутербродами и сладким, а водки у нас не было никогда, и с этим все мирились». А Мария Юдина пишет: «Поэты приходили к нам читать новые стихи, а Данниил Хармс считал, что нигде так много не смеются и не веселятся».

«Дом в разрезе» - еще и удивительно точная иллюстрация к той эпохе, когда кажущаяся полной свобода сочеталась с давящим страхом и бедностью, а отчаяние от быта неожиданно выплескивалось в игры, розыгрыши, фокусы и абсурдные стихи. Чего в этой картине только нет - и смерть, и любовь, и горящий дом. Как в коммуналке, все комнаты открыты, можно разглядеть все.

Рассматривание простых вещей превращается у художниц в целую философию. Получается точь-в-точь как у Хармса: «Вот я сижу на стуле. А стул стоит на полу. А пол приделан к дому. А дом стоит на земле. А земля тянется во все стороны, и на право, и на лево, и вперед и назад. А кончается ли она где-нибудь? Ведь не может же быть, чтоб нигде не кончалась!»

И Порет, и Глебова прожили долгую жизнь, пережив блокаду и почти - советскую власть (Алиса Порет умерла в 84-м, Татьяна Глебова - в 85-м). Обе они много работали до конца дней, и обе, несмотря на то, что в жизни были связаны с многими великими людьми, всегда сохраняли индивидуальность. Татьяна Глебова вместе со своим мужем, художником В. Стерлиговым, в шестидесятые годы создала новое направление в искусстве, основанное на «системе чаше-купольного пространства», а Алиса Порет первая иллюстрировала перевод на русский язык «Винни-Пуха». «Дом в разрезе» - замечательный пример их совместного творчества - теперь включен в собрание шедевров наших музеев. Стоит надеяться, что это не последнее, что найдут из их архива.

Надя Плунгян

Image

Как служилось в советском стройбате

«Королевские войска» или стройбат были настоящей легендой в СССР. Правда, скорее в плохом смысле слова – этого рода войск сторонились многие призывники, а военное руководство вообще выступало против его существования.