Курсы валют: USD 29/03 56.9364 -0.0869 EUR 29/03 61.8102 -0.1513 Фондовые индексы: РТС 10:17 1121.63 -0.35% ММВБ 10:17 2030.74 -0.09%

МЫ и КУЛЬТУРА: Андрей Воробьев: Мы привезли Петру Фоменко во Францию водку, селедку и гречневую кашу.

Культура | 22.04.2003



Но сейчас все их мысли – о фестивале, приуроченном к юбилею, который начался вчера и будет радовать москвичей в течение полутора месяцев. Все десять лет рядом с Мастером – великим Петром Фоменко – работают его ученики и соратники, в прошлом студенты, сегодня уже известные актеры и режиссеры. Коллектив театра с каждым годом растет, занося в свои списки замечательных людей-людей избравших целью и смыслом своей жизни Театр. В их числе Андрей Воробьев, проработавший в Мастерской все 10 лет, сравнительно недавно ставший директором знаменитого театра. Беседа корреспондента Newsinfo с Андреем состоялась за неделю до начала фестиваля, в то время, когда Петр Наумович Фоменко заканчивал во Франции свой спектакль в «Комеди Франсез».

- Прежде чем говорить о предстоящем фестивале, хочу вспомнить ваши недавние длительные гастроли по Европе.

- Эти гастроли были очень важными для нас, поскольку стали определенным творческим этапом: мы смогли показать в других странах и городах то, что успели сделать за последние годы. Во Францию мы повезли «Войну и мир», решив, что тема взаимоотношений Франции и России была и остается важной и актуальной. И произведение, написанное много лет тому назад на русском и французском языках, остается интересным и востребованным не только русскими людьми, но и французами. Интересно, что на наших спектаклях присутствовали в основном французы. Судя по овациям, которые устраивались после спектаклей, они явно не потратили время зря. Приятно было осознавать, что наша культура и искусство во Франции сегодня востребованы так же, как и в прошлые годы. Пресс-дайджест осеннего турне по городам Франции насчитывает около 50 восторженных статей, напечатанных во всех французских центральных изданиях.

- Ходили слухи, что ваша поездка в Испанию была не столь успешной?

- Да, в Мадриде было сложнее. Ведь это был наш первый визит в Испанию, где не так много людей, знакомых с нашим творчеством. Кроме того, интерес к драматическому театру в Испании в последние годы невысок, что вызывает серьезную озабоченность театральных деятелей страны. Собственно, с целью привлечь большее количество зрителей в театральные залы. И создан Осенний мадридский театральный фестиваль, в рамках которого мы и показывали наши спектакли. Залы не были полными не только у нас, но и у других известных режиссеров (например у Питера Штайна), что само по себе – нонсенс. Но наши актеры умеют мобилизоваться и находить в трудных ситуациях дополнительные резервы сил. Благодаря этому, спектакль заиграл еще более ярко и красиво. Испанцы были настолько довольны, что на следующее наше турне, которое состоится этой осенью, они ангажировали уже два названия: ту же «Войну и мир» и «Египетские ночи», заверив нас, что на этот раз все будет, как в Москве. Мне кажется, что это вполне показательно.

- Как вас принимали в Японии?

- В Японии мы поначалу столкнулись с курьезом. После первого действия «Войны и мира» зрители встали и без единого хлопка вышли из зала. Я решил, что, наконец-то, случился провал, о «необходимости» которого для нашего театра все время говорит Петр Наумович Фоменко. (Кстати, в его словах есть резон, зная о его нелегкой творческой судьбе, постоянном противостоянии его творчества с тогдашней властью, может быть иногда нужно получить какой-то отрицательный импульс, хотя. конечно же хотелось бы продолжать работать без потрясений). Но японские организаторы наших гастролей подошли ко мне и сказали: «Успокойся, все в порядке, зрители в восторге. Просто надо учитывать их менталитет. Они приходят в театр для того, чтобы вкусить удовольствие от искусства, получить заряд энергии, обменяться этой энергией с актерами, но стараются делать это тихо, не мешая актерам. Наши зрители считают, что не следует очень бурно проявлять свои эмоции, громко аплодировать, кричать «Браво!». Это может встревожить, вспугнуть тот энергетический накал, который возникает между зрителями и актерами и расплескать чувства. Поэтому они радуются, но очень тихо». Каково же было удивление устроителей этих гастролей, когда уже на спектакле «Волки и овцы» японские зрители, забыв и о своей тихой культуре, и о своем менталитете, начали аплодировать даже во время спектакля, кричать «Браво!», хохотать в голос. Наши организаторы были в шоке и не могли понять, что происходит с их зрителем. Мы тогда ответили: «Ничего странного. Человеческие отношения понятны и англичанину, и французу, и русскому, и японцу». Если искусство дорастает до такого уровня, когда уже перестает быть искусством, а становится просто частью человеческой жизни, понятной на уровне ощущений, мучений, радостей и печалей простого человека, когда он вдруг видит на сцене ситуации, аналогичные его собственным, видит не актеров, а людей из его окружения, думаю, что это и есть главное в нашей работе. Театр существует для того, чтобы люди смогли найти ответы на мучащие их вопросы, исцелить боль своей души, вспомнить уроки прошлого, запечатленные в классической литературе. Думаю, театр и реальная жизнь очень близки. Если нам удается не только доставить зрителю эстетическое удовольствие, но и помочь ему посмотреть на жизнь другим взглядом, значит все не напрасно.

- Недавно вы опять съездили во Францию, причем всего на три дня. С чем была связана эта блиц-поездка?

- У нас с Францией особые, давно сложившиеся дружеские отношения. Французский зритель нам очень близок, поэтому мы во Франции бывали уже много раз, эти поездки можно считать уже не единицами, а десятками. А совсем недавно в рамках официального визита Президента России во Францию состоялось открытие Российского культурного центра в Шато де Форже. Под Парижем есть небольшой замок с лесом и парком, владельцем которого стал Национальный Резервный банк – наш большой друг и спонсор. Руководители банка решили, что самое лучшее будущее для этого замка – Российский культурный центр. Это место, где будут собираться те, кто захочет приобщиться к культурным традициям нашей страны, причем связанным не только с театром, но и с кинематографом, музыкой, живописью и другими направлениями культуры. Мы приняли участие в открытии этого культурного центра, показав третье действие спектакля «Война и мир». На этом показе побывали замечательные люди, близкие нашему театру: Кирилл Лавров, Михаил Барышников, Владимир Васильев и Екатерина Максимова, Эдвард Радзинский. Приехала и Людмила Александровна Путина, жена нашего Президента. Наш театр находится вне политики, но именно сейчас, когда в мире неспокойно, когда политики разных стран предпочитают язык бомб терпеливому политическому диалогу, когда стали забываться страшные уроки Второй мировой, нам показалось, что тема войны и мира очень важна. Поэтому мы показали именно третье действие: отъезд Андрея Болконского из Лысых Гор на войну, прощание с сестрой, дарение образка, который должен спасти и сохранить брата. Там есть и щемящая нота прощания с отцом, который, несмотря на свою холодность, жесткость, очень переживает уход сына на войну, понимая, что сам может умереть, не дождавшись возвращения Андрея, возможность гибели сына…

- Участвовал ли в этом минифестивале Петр Наумович?

- Да, конечно. Он потратил целых два дня на то, чтобы адаптировать третье действие «Войны и мира» к совершенно нетеатральным условиям. Он репетировал пьесу А.Н. Островского «Лес» в «Комеди Франсез». Для него это тоже очень важная работа. Он ведь к каждой новой своей постановке подходит с волнением и очень большим беспокойством и до последнего не верит в то, что может что-то получиться. Он никогда не ощущает себя мэтром, хозяином положения, выдающимся мастером. Может быть, поэтому каждая его новая работа совершенно по-студенчески проникнута свежестью, молодостью, попытками найти новые ходы, новые решения…

- В последнее время Петр Наумович работал в основном со своими учениками. Наверное, ему сейчас не просто в «Комеди Франсез»?

- Петр Наумович не делит людей на состоявшихся мастеров и новичков, которым еще только предстоит сказать свое слово в искусстве. Для него равны и студент театрального института, с которым он делает очередную постановку, и уже известный, состоявшийся народный артист. Для него важна личность актера, его мировоззрение, его творческая потенция. А регалии для Петра Наумовича ничего не значат. Безусловно, Петру Наумовичу легче работать в своем театре, где каждый актер – его ученик, где ему, подчас, ничего не надо объяснять – актеры понимают, чувствуют его на совершенно другом уровне. Театр Петра Фоменко, созданный им, является частью его самого.

- Какой привет привезли с Родины своему Мастеру, чем побаловали?

- Мы ему привезли водку (растворитель проблем, как мы в шутку называем этот напиток) и селедку - океаническую сельдь в большой железной банке, которая в последнее время стала редкостью. И гречневую кашу – это то, что он больше всего любит. А что еще можно привезти русскому человеку?!

- Существуют ли какие-то планы на будущее?

- Да, конечно. Сегодня уже сверстан график очередного осеннего турне театра в Европе. Оно продлится почти три месяца. Мы покажем спектакли «Война и мир. Начало романа. Сцены», «Египетские ночи», «Одна абсолютно счастливая деревня» во многих городах Франции, Испании, Португалии и Германии. Примечательно, что на этот раз, уехав на гастроли, театр не оставит своим вниманием родной город. В Москве в это время будут показываться другие спектакли нашего репертуара, репетироваться новые работы. Нами достигнуто соглашение о больших гастролях театра в Киев, где они пройдут в новом культурном центре, реконструкция которого уже началась и закончится как раз к нашему приезду. Киев, как и Санкт-Петербург – очень театральный город. Каждый приезд в эти города – важный экзамен для нас. Мы так же готовимся к трем новым постановкам, одна из которых станет совместным международным проектом с театром «Вулкан» во французском городе Гавр. Планы театра огромны. Наш график жизни расписан сегодня по дням до октября 2004 г.

- Теперь – о предстоящем главном событии – фестивале «Мастерской Фоменко». В связи с чем возникла эта идея и что предстоит увидеть зрителям?

- Нынешний сезон в нашем театре – юбилейный, десятый. И это для нас очень важное событие. Для нас не было вопроса, как отметить свой юбилей. Лучший способ праздновать это событие с самыми дорогими для нас людьми – нашими зрителями. Мы решили вспомнить те спектакли, с которых все начиналось еще на курсе Петра Фоменко в ГИТИСе. Мы собираемся показать «Двенадцатую ночь», «Владимира Третьей Степени», «Волки и овцы», «Приключение». И, конечно, в фестивальную программу войдут спектакли текущего репертуара. Этот фестиваль станет для нас своего рода промежуточным итогом, благодаря которому мы сможем приостановиться на мгновение и оглянуться в прошлое. Вспомним, с чего все начиналось, увидим, изменения. Это очень важно для нас. Думаю, это важно для наших зрителей, которые любили наши старые спектакли.

- Есть ли надежда на то, что «Двенадцатая ночь», «Владимир» и «Приключение» останутся потом в репертуаре театра?

- Здесь есть определенные сложности. Наш театр не очень большой, у нас небольшой актерский коллектив, а новые спектакли тоже нужно показывать. Репертуар, к сожалению, не резиновый, и мы порой оказываемся в трудной ситуации, когда некоторым даже новым спектаклям не находится достаточное количество дней для показа. Старые спектакли, конечно, вполне жизнеспособны, и их можно показывать. Но, думаю, это можно будет делать нечасто.

- Может быть, их можно будет играть в новом здании? Правдивы ли сведения о том, что дело сдвинулось с мертвой точки и в каком состоянии сейчас находится этот проект?

- Да, это очень приятная новость: Правительство Москвы, и, в частности, Юрий Михайлович Лужков всерьез взялись за решение главной нашей проблеме. А проблема очень серьезная, потому что помещение, которым мы сейчас располагаем, абсолютно не соответствует тому уровню, на котором мы сейчас работаем. Правительство Москвы приняло решение о выделении нам земельного участка величиной 0,4 га на Набережной Тараса Шевченко, а также о бюджетном финансировании строительства нового здания. Это будет современное театральное здание с несколькими залами: большим - на 450 мест, малым - на 200 кв. м. и специальным «зеленым залом», так называемым «залом-оранжереей» на 200 кв. м. Там мы предполагаем создать и показывать детские спектакли. Их сейчас нет в нашем репертуаре, но мы так мечтаем в последние годы именно о них. Дети – необыкновенные зрители. Играть спектакль на детскую аудиторию – тяжелый экзамен, выдержать который удается не всем. Думаю, нашим актерам предстоит узнать много нового о профессии, найти множество интересных и нестандартных ходов, которых еще нет в их творческом багаже. В новом здании будут достаточные складские помещения, нам не придется возить на машине декорации за 10-15 км от нашего театра в склады, которые мы вынуждены арендовать и тратить на это крупные суммы. Там будут нормальные гримерные комнаты и наконец-то появятся условия для работы администрации, которая сейчас ютится в одной маленькой комнатушке. Кроме того, предполагается, что новые помещения, которые будут находиться в непосредственной близости от старого здания, будут связаны с ним подземным переходом. Надеемся, что это поможет «вирусу» театра проникнуть и привиться в новом здании. Его ведь нужно будет согреть, «пронизать» стены энергетикой театра и вдохнуть новую театральную жизнь. На базе старых площадей мы предполагаем создать театральную школу, в которой будут проходить стажировку молодые режиссеры и актеры, будут обучаться сотрудники технического персонала. Мы предполагаем «выращивать» не только актеров и режиссеров, но и завпостов, художников по свету, театральных художников. Есть идея создания детской театральной студии, в которой будут заниматься дети нашего города, создавая свои спектакли. Мне кажется, это прекрасно, когда, придя на спектакль, дети увидят на сцене не взрослых профессиональных актеров, а таких же, как и они сами детей, играющих роли в профессиональных постановках. Это поможет сблизить детей с театром, добавит искренности в отношения театра с ними, разовьет их духовную культуру, сделает их по-настоящему театральными людьми. Ведь процесс посещения театра – это большая серьезная работа сердца. К такой деятельности надо готовиться в раннем возрасте.

- Стало быть, «маленькая» «Мастерская Фоменко» не сегодня-завтра превратится в большое предприятие.

- Вряд ли можно назвать маленьким театр, где работает сто пятьдесят человек, который играет почти тридцать спектаклей в месяц. На предстоящем фестивале мы предполагаем одновременный показ спектаклей и на таких громадных сценах, как Вахтанговский театр или «Новая опера», и в нашем здании по два спектакля в вечер. «Новые мощности» мы надеемся получить в 2005 году (это определено решением мэра), и тогда ответственность увеличится. Нам придется доказать, что новое здание построено для нашего театра не случайно, не потому, что мы достигли какого-то уровня и что-то заслужили, а потому что это здание нам реально необходимо. Я думаю, что от получения этого здания выиграет не только наш театр, но и весь город, поскольку, мы тогда будем показывать значительно больше спектаклей, сможем позволить себе ряд проектов, от которых сегодня отказываемся по причине технической их нереальности, хотя творческий потенциал существует уже сегодня. В театре-студии в качестве учебного эксперимента можно будет попробовать то, чему никогда не суждено оказаться на профессиональной сцене. Это даст качественно новое направление для развития творческого процесса, театральных технологий.

- Как вы думаете, сохранился ли студийный дух в «Мастерской», не стали ли ученики Петра Наумовича этакими неприступными звездами?

- Думаю, что нет. Я не так давно проходил по театру и увидел в курительной комнате Галю Тюнину и Кирилла Пирогова. Они что-то очень бурно обсуждали. Я прислушался. Когда я понял, о чем они говорят, у меня чуть сигарета изо рта не вывалилась. Они обсуждали одну из своих сцен в спектакле «Месяц в деревне». Этот спектакль был создан восемь лет назад и считается уже достаточно старым. Но они сидели в курилке и разбирали заново какую-то сцену! Эти люди ни на минуту не могут остановиться, они продолжают совершенствоваться. Или, например, «Волки и овцы». Спектаклю уже тринадцать лет, а в Японии его играли совершенно по-другому, по-новому, с новыми мыслями, идеями. Благодаря этому, спектакли остаются свежими и живыми. А что касается звездности, то это вопрос не по адресу. Ведь наши люди создают свою жизнь по примеру Учителя. Его самое любимое занятие – репетировать. Не удить рыбу, не собирать грибы, не получать ордена, не ходить на фуршеты и заниматься представительской деятельностью, а сидеть в театре и репетировать. Он порой приходит в театр, держась за стену, но через пять-десять минут после начала репетиции, как юноша, бегает по залу, прыгает со сцены, забирается на все немыслимые лестницы, парапеты, ходит по перилам! Он не демонстрирует актерам свои способности и физическую форму, а просто показывает им, как надо играть. В эти минуты он забывает и о своем возрасте, и о своих болезнях. Наверное, это то, ради чего, действительно, стоит жить. Актеры, естественно, все видят. Можно ли задирать нос, становиться суперзвездами, когда рядом с ними живет великий человек, который не умеет использовать служебный автомобиль, не имеет мобильного телефона, любит проводить свои очень редкие выходные в разваливающемся домике в трехстах километрах от Москвы в Тверской губернии, таская ведрами воду из колодца и придумывая новые спектакли. Его скромность – редчайшая в наше время черта, и она передается и нашим актерам. Им есть, с кого делать себя, как личность.

Вопросы задавал Павел Подкладов.

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров