Курсы валют: USD 30/03 57.0241 0.0877 EUR 30/03 61.5347 -0.2755 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.91 -0.06% ММВБ 18:50 2023.71 -0.43%

МЫ и КУЛЬТУРА: На репетицию под конвоем!

Культура | 17.04.2003



В Москве много театров: хороших и разных. Выйдешь в центр – глаза разбегаются. Но есть один театр, который примостился на самой окраине столицы, на опушке заповедного леса практически возле кольцевой дороги. Называется он Новый драматический. Когда приезжаешь в этот театр на улицу Проходчиков, возникает ощущение, что ты очутился в каком-то милом провинциальном городе, где театр – одно из самых живописных достопримечательностей. Ощущение очень доброй и мягкой ауры остается (вернее, до последнего времени оставалось) и на его спектаклях. И немудрено: в нем более десяти лет работал один из самых тонких и интеллигентных режиссеров России – Борис Львов-Анохин. Борис Александрович был режиссером-поэтом и создал изысканный, трепетный театр, в котором не было места эпатажу и конформизму. За это его любили те, кто ежедневно ехал на другой конец столицы, чтобы увидеть великую классику, не испорченную халтурой и кухонными ассоциациями. Б.А. Львов-Анохин ушел из жизни ровно три года назад. И оставил «живые» спектакли, на которые зритель продолжает в полном смысле слова «ломиться»…

Но такой сложный организм, как театр, не может существовать без художественного руководителя. И вот почти два года назад на эту должность был назначен режиссер Вячеслав Долгачев, до этого довольно долгое время проработавший во МХАТе им. А.П. Чехова. Наверное, новый худрук имел свое видение дальнейшей судьбы вверенного ему театра. Хотя на первой встрече с коллективом заявил, что программы у него нет, но традиции этого театра он уважает и ценит талант Львова –Анохина. Худрук при этом добавил, что «будет думать и полгода никого не уволит». Оставив труппу в столь оптимистическом состоянии духа, г-н Долгачев укатил на несколько месяцев в Америку.

Вернувшись из оной, худрук предложил «жесткую, но интеллигентную форму сотрудничества». Первым шагом в реализации этой формы стал спектакль «Профессионалы победы», в котором, правда, режиссер решил «жестко и интеллигентно» сотрудничать с варягами из других театров –

Б. Щербаковым, Л. Дуровым, Р. Марковой. (В скобках отмечу, что, несмотря на антрепризную звездность, спектакль не получил признания ни у публики, ни у критики). Потом состоялась премьера спектакля «Двенадцать разгневанных мужчин» с участием Вячеслава Невинного и его сына. Результат, к сожалению, оказался таким же, что и в первом случае.

Впрочем, о вкусах не спорят, как говорили древние. Может быть, кто-то от спектаклей Долгачева в полном восторге. Поэтому в дальнейшем речь в этой заметке пойдет о вещах отнюдь не творческих и не имеющих отношения к вкусам и спорам. Что же предпринял новый худрук дальше? Во-первых, он заявил в прессе, что актеры этого театра растренированы, а, стало быть, ни о каком дальнейшем «интеллигентном сотрудничестве» речи быть не может. Более того, новоявленный худрук сравнил театр с кибиткой, которая «мчится на большой скорости, и кто выпал из нее, тот потерялся». Критерий таланта при этом был установлен следующий: «если актер до сорока лет не прославился и не имеет своего лица, то из него ничего не выйдет». Вот только худрук не уточнил, где должен прославиться актер: во всем мире, в стране, в пределах Садового кольца или только в глазах самого г-на Долгачева». А раз так, значит: ату их, «стариков»! Отнять у них работу, а впоследствии – и зарплату, и отдать молодежи. При этом режиссер в сердцах снял со стен портреты основателей театра, в том числе Б. А. Львова-Анохина. Но снять с репертуара спектакли классика и его учеников кишка оказалась тонка. Снимешь, а играть-то все равно что-то надо. На одних политических фарсах, которых вполне хватает на экранах телевизоров, не продержишься! Но, чтобы вконец «прогнуть» труппу и показать, кто в доме хозяин, можно в старые спектакли на скорую руку ввести других актеров, «выбив» неугодных «стариков».

Читатель скажет: «Не то время! Можно ведь и к ответу призвать». Пробовали и говорить, и призывать. Ответ худрука следовал тотчас: снять инакомыслящих с ролей! При этом ни от кого не скрываются консультации с юристом по поводу правового обоснования будущих увольнений. Продолжаете возражать? Увольняйтесь! Ах, не хотите? Тогда извольте подписать документ, обязывающий являться на службу к 10 утра и сидеть в гримерке, независимо от того, есть работа или нет. Практикуются и вовсе иезуитские методы воспитания (или выживания?): все, независимо от возраста, обязаны, расписываясь в «явочном листе», приходить на балетный класс и до седьмого пота работать у «станка». Тебе пятьдесят с лишним лет? Не страшно! Сгибайся буквой «Г» и растягивайся в шпагате, как девятнадцатилетняя гимнастка… И не дай Бог заболеть! Подлинность медицинских справок контролируется лично худруком в медучреждениях, выдавших справки. Грядет даже медицинское освидетельствование труппы на предмет соответствия профессии. Перечень заболеваний, которые несовместимы с профессией актера, судя по всему, будет устанавливать «доктор Долгачев».

«А что же народ, - спросит читатель, - безмолвствует, как всегда?» Да, кто-то безмолвствует, кто-то увольняется… Текучка кадров – просто фантастическая! Прервала свой договор с театром даже суперзвезда театра и кино Оксана Мысина, свято чтящая память Бориса Александровича Львова-Анохина. Но утекают не только творческие работники: по непонятным причинам уволен бывший директор Владимир Левашов, после которого сменилось уже три директора. «Разорены» практически все производственные цеха, в которых осталось по одному человеку. Дело дошло до того, что актеры работают монтировщиками, невзирая на внутренний протест и правила техники безопасности.

В этой ситуации самые смелые пытаются найти правду. Большинство же боится связываться и не хочет, чтобы их фамилии звучали в контексте происходящих событий…Словом, в театре царит унизительное состояние страха и неверия в завтрашний день.

Проблема, однако, не ограничивается теми событиями, о которых поведано выше. По словам работников театра, имеют место и явные нарушения установленных правил. Например, с коллективом до сих пор не заключен договор, не все ясно с распределением премиального фонда и средств, полученных от гастрольной деятельности. (Оговоримся, что последнее стало известно Newsinfo из разговоров с некоторыми работниками театра и, конечно же, требует серьезной проверки и документального подтверждения).

И последний сакраментально-риторический вопрос: какую позицию во всей этой грязноватой истории занимают наши «руководители культуры» - министр М.Швыдкой и председатель Комитета по культуре Правительства Москвы С. Худяков? Может быть, им ничего не известно о том, что творится в одном из подведомственных учреждений? Если так, то надеемся на то, что данная заметка станет предметом обсуждений и каких-то решений. Пока вышестоящие органы молчат, несчастные актеры пишут письма и ищут правду. Им сейчас не до искусства…

Может быть, правы были древние римляне, когда говорили: «Единовластие хуже, чем безначалие»?!

Отдел культуры Newsinfo

tech
Код для вставки в блог

Новости партнеров