Курсы валют: USD 25/03 57.4247 -0.0981 EUR 25/03 61.8636 -0.2323 Фондовые индексы: РТС 18:50 1124.66 0.03% ММВБ 18:50 2039.77 -0.55%

Пресс-клуб: Американизация российского кинопроката.

Общество | 21.03.2003



Существующая ныне сеть современных кинотеатров, оборудованных новейшей проекционной аппаратурой, в Москве и в других крупных городах России, в большинстве своем принадлежит американским прокатчикам, которые диктуют свою репертуарную политику.

В пресс-центре «Национальной Информационной Группы» состоялась встреча российских кинематографистов, киноведов и журналистов. Тема пресс-конференции «Американизация российского кинопроката». В разговоре принимали участие:

Геннадий Иванович Полока - Первый заместитель председателя Союза кинематографистов России, народный артист России, автор таких известных киношедевров, как «Республика Шкид», «Интервенция», «Один из нас» и много других.

Владилен Владиленович Арсеньев – секретарь Союза кинематографистов России, продюсер, советник генерального директора телеканала «Россия» и председатель ВГТРК.

Антон Мазуров - креативный директор «Кино без границ».

Сергей Александрович Лаврентьев - директор программ международного кинофестиваля в г. Сочи, киновед.

Николай Кендзиор - ведущий круглого стола.

Н.Кендзиор: - Существует такое понятие, как киноиндустрия, которая состоит из двух подразделений. Это собственно фильмопроизводство и кинопрокат. Одна часть без другой жить не может. От того, как слаженно взаимодействуют эти подразделения, зависит состояние всей кинематографической отрасли. Первый вопрос, который хотелось бы задать: в каком состоянии находится сегодня наша киноиндустрия с точки зрения именно взаимодействия вот этих двух структур?

Г.И. Полока: Киноиндустрия находится на подъеме. Достаточно сказать, что сегодня в производстве на киностудии «Мосфильм» находится 84 картины, а в лучшие годы советского периода было 64 картины. То есть, налицо впервые за 12 лет мы значительно увеличили производство фильмов. С другой стороны, многие наши картины сегодня в значительно большей степени востребованы за рубежом, чем дома. Открываются все новые и новые регионы для демонстрации наших картин. Ну, скажем для примера, рухнул тоталитарный режим в Индонезии, и правительство Индонезии предложило закупать наши картины на государственном уровне, потому что наших фильмов там не было с 1962 года. Это один из таких регионов, где 420 миллионов населения. Мы возвращаемся в прокатное пространство Индии, где мы всегда активно присутствовали, и, в какой-то степени, в китайское прокатное пространство.

В Америке за приобретением иностранных фильмов следит сенатская комиссия, которая работает при библиотеке Конгресса. А для продажи своих фильмов нам требуется сдавать очень большое количество исходных документов: сценарии, монтажные листы и так далее. Картину нужно регистрировать. Случаются криминальные истории. Скажем, года два назад, была неделя российского кино в Вашингтоне, и из семи картин три были похищены. Они продавались на кассетах и показывались по кабельному телевидению, а возбудить дело мы не могли, так как соответствующих документов в библиотеке Конгресса не было, хотя в Ассоциация кинопродюсеров Америки сказали, что если мы будем оформлять наши документы, то они берутся бесплатно защищать наши интересы. Это общая ситуация, а больше всего нас радует то, что последние 2 года оживает прокат наших картин в России, наш российский прокат, который мы во многом сами угробили. Я имею кинематографистов, потому, что мы вели себя не должным образом во время перестройки. Легкомысленно себя вели.

С другой стороны, многие наши новые фильмы имеют успех у широкого зрителя, такие как, скажем, «Звезда» Лебедева, или «Война» Балабанова. Есть картины чисто коммерческие - «Олигарх» или «Антикиллер», но тем не менее они имеют успех и востребованы. Это нас обнадеживает. Ведь мало иметь хороший прокат, надо еще иметь фильмы, которые были бы обращены к широкому зрителю.

Мы сегодня стоим на грани изменения структуры проката. Спроектирована система проката через спутники. Когда она будет закончена (а это самое ближайшее время), мы сможем транслировать фильмы через спутники прямо в кинотеатры, во все регионы страны. Этим занимаются Министерство связи, Академия наук и наша Национальная академия кинематографических искусств. И тогда не нужна будет дорогая проекционная аппаратура, не нужны копии, не нужен тираж. Другое дело, как будет формироваться репертуар фильмов, которые будут через этот центр передаваться. Но это значительно изменит и финансовую ситуацию, и поможет региональным прокатчикам, владельцам кинотеатров все-таки получать возможность показывать дорогие и достойные картины. Это очень повлияет на весь рынок.

Н. Кендзиор: Вы говорите о том, что на «Мосфильме» снимается 84 картины, это очень отрадный и приятный факт. Но я поймал себя на мысли, что вы назвали опять ту же самую «Звезду», ту же самую «Кукушку», - тот набор, который входит в репертуар всех кинотеатров. Получается, что из 84 массовых фильмов у нас в прокат выходят лишь единицы? Куда же деваются остальные?

Г.И. Полока: Дело в том, что я называю картины, которые входят в числе лидеров. Скажем, 15-ти самых успешных картин в российском прокате. Если взять первый тур конкурса «Золотой Орел» нашей национальной премии, то после первого тура там было 26 названий. А перед первым туром было 80. Значит, как вы понимаете, я говорю о тех фильмах, на которые иногда ходят по 2 раза. Ну, скажем, фестиваль Европы: первый день они идут в Большом зале, а второй день они идут в кинотеатре поменьше. И некоторые зрители приходят второй раз. Я горжусь, тем, что «Республику Шкид» люди смотрели по 8 раз, и писали мне письма, «я сегодня смотрел фильм восьмой раз». Нам казалось, что это время, когда зрители стремились в кинотеатры смотрели фильмы по несколько раз, навсегда ушло, оказывается - нет.

Н. Кендзиор: Возвращаясь к вашим цифрам. Возникает вполне резонный вопрос: за счет каких средств на «Мосфильме» производится такое огромное количество фильмов? Если, при всей мощи советского государства, их было 62, то сейчас, совершенно при других объемах денежных вложений в кино, их 84. Что, кино стало выгодным бизнесом?

Г.И. Полока: В советское время делалось 150 прокатных картин в год, и еще снималось 250 фильмов телевизионных, по заказу Гостелерадио. Они распределялись по студиям всей страны. Сегодня есть студии, которые вообще ничего не производят на пространстве бывшего СССР. Ну, скажем, ничего практически не делается на «Туркменфильме», или сегодня «Грузияфильм» делает один фильм, а делала когда-то до 20 картин. Поэтому, «Мосфильм», как наиболее мощная студия сегодня, - одна из лучших студий в мире по техническому оснащению. Там есть оборудование, которое существует на трех студиях в мире. Она сконцентрировала это производство.

Что касается второй половины вашего вопроса. На какие деньги? Половина фильмов делается на государственные, а половина делается на деньги приватные, то есть частных компаний, частных инвесторов.

Н. Кендзиор: У меня вопрос к Сергею Александровичу. Вы являетесь директором программы Международного кинофестиваля в Сочи, и сталкиваетесь с нашим замечательным современным кино, так сказать, лицом к лицу. Вы можете поддержать мнение Геннадия Ивановича, что фильмов стало больше, они стали лучше?

С.А. Лаврентьев: Их стало больше, они стали лучше. Те названия, которые Геннадий Иванович упомянул, это названия четырех самых кассовых картин. Денег собрали больше миллиона долларов в прокате… Это очень хорошо. Если учесть, что где-то лет 5-6 назад, на меня все показывали пальцем. «Вот, смотрите, идет идиот! Он считает, что кино еще есть, когда оно уже умерло, и теперь все будут только видео смотреть». Я им говорил – нет ребята, все это вернется, потому что смотреть кино на видео ненормально, ибо оно снимается для просмотра в кинозале. Все вернется.

Н. Кендзиор: Антон, скажите, продолжая тему, как вам кажется, что главного не хватает российскому кино, кроме как массированной рекламы? Может, мы заблуждаемся, что нам не хватает только рекламы, чтобы наш фильм пошел на экран?

А. Мазуров: Несмотря на то, что говорил Полока по оснащенности «Мосфильма», думаю, «Звездные войны» нам еще невозможно снять, просто даже если применить все максимальные технические возможности «Мосфильма». Потому что сама система организации производства на «Мосфильме» предельно архаичная. Пока эта архаика не будет ликвидирована, ничего не произойдет. Фильм «Звезда»: там ничего нет. На безрыбье и рак рыба. Этот фильм архаичен по своей природе, это не современное кино. Сейчас пытаются снимать молодежное кино. Евстигнеев снял «Займемся любовью»… Но у нас как следует не матюкаются в молодежной комедии, как это делают в специально созданном, продуманном, просчитанном каком-нибудь американском «Пироге-2». Это ерунда, но тем не менее, собирает деньги, кому-то это надо. По поводу проката: прокат развивается у нас просто не по дням, а по часам. Надо сказать, что американизация, которой мы сегодня посвящаем разговор, очевидна. Но она очевидна именно потому, что американцам есть что предложить. Что такое бизнес, в том числе прокатный бизнес? Бизнес – это некая структура, которая предполагает возможность стабильности. То есть, условно говоря, это не миллион рублей в декабре, а это каждый день, но по три рубля. В итоге сложится за годы большое состояние. Вот американцы такое состояние кому-то помогают вложить. Даже грязные деньги вложить, как они в основном в российских регионах в кинотеатр вкладывают. Построить его в регионе стоит 3-4-5 миллионов долларов. Потом они отмывают, начинают собирать деньги, и помогают им в этом американское кино. Потихонечку он расширяется, создается второй зал, третий, и уже начинают брать российское кино, брать что-то другое. То есть, американское кино, это как бы здоровье российского проката.

Мы первый покупатель французского кино. Поэтому, все французское кино, даже самое изощренное, сюда попадает. Несмотря на то, что прокатный рынок развивается, самая страшная беда России, это централизация. У нас все, что попадает в страну, в итоге на 80 процентов оседает в Москве, дальше Москвы не идет. Поэтому, все, о чем мы сейчас говорим, в большей степени имеет отношение к Москве.

Российское кино могут покупать те организации, которые называются Кино-видео объединения (КВО), то есть государственные организации, которым выделяются деньги на государственную закупку российского кино. Поэтому «Звезде» прокатываться проще, чем американскому фильму, как ни странно. Американский фильм берут больше те, кто занимается коммерческим прокатом, кто понимает, где лежат деньги, как ему организовать их приток в свою копилку. А российское кино не всегда принесет деньги. Поэтому ситуация очень непростая с российским кино, но динамичное прокатное развитие говорит о том, что через 5 лет мы эти проблемы будем вспоминать, как дурной сон. Мы очень быстро развиваемся. Никто так не развивается.

Н. Кендзиор: Вопрос советнику генерального директора телеканала «Россия» Владилену Арсеньеву: наши телеканалы демонстрируют чаще всего такие отечественные сериалы, которые называют «низкопробными». А вот чаще хорошее кино – это американское, и не гоже российским телеканалам, особенно центральным, таким, как «Россия», показывать так много американского кино. Поясните, здесь тоже вопросы бизнеса превалируют над вопросами идеологии? В данном случае, выбирая какое-нибудь американское кино, -допусти, «Девять с половиной недель», или «Звезду», - из чего исходит телеканал, когда берет тот фильм и отказывает другому?

В. Арсеньев: По результатам рейтингов видно, что первые места занимают больше картины зарубежные. То есть богатые картины с большим бюджетом, и хорошо сделанные. Что такое бюджет на картину? Вот мы сидим с вами здесь, в Столовом переулке 6, а в это время в грузинском посольстве козни какие-нибудь строят против других стран; а в это время в самой Грузии тоже что-то происходит; а в это время на границе электричка идет «Сочи-Сухуми», и там взрыв. Это и есть американское кино, в котором на протяжении двух-трех минут происходит масса событий. Это очень дорого стоит. Картины потрясают своим размахом. Вы можете представить, чтобы российская картина показала вам за отрезок 2-3 минуты в таком многослойном пироге, где события происходят так интенсивно, с разными спецэффектами? Конечно, таких денег в России нет. И кино проигрывает уже с самого начала по своему размаху. Взять «Антикиллер», когда ты пытаешься следить за сюжетом, а потом понимаешь, что это вовсе не надо делать, нужно смотреть, что как крутится, вертится, шарики-ролики. Но эта картина была смонтирована во Франции. Теми же людьми, что до этого монтировали «Добермана» (французская картина, достаточно популярная в России). Она просто легла отпечатком на «Антикиллер». Поэтому картины у них богатые и выразительные. Каналы соревнуются друг с другом. Канал создает свой эфир так, чтобы программу (у вас игра 2 рубля, у нас будет 3 рубля, у вас будет ток-шоу «Глас совести», у нас будет «Глас народа», у вас будет ночная передача «Разденься быстрее, чем я», а у нас будет ровно наоборот, например, «Оденься быстрее, чем я»), - таким образом, каналы как бы в определенной стагнации, ничего нового не придумывают. У вас картина «Звездные войны» на втором канале, мы выставим против вас картину «К-19». И «К-19» собирает большой рейтинг, а российские картины будут как бы находиться чуть поменьше, потому что тут-то выбор простой. Ты нажал на кнопку, ничего платить не надо, и ты сам по себе, не надо выглядеть патриотом, американистом и так далее. Но тема все-таки у нас - американизация. На мой взгляд, американизация – это создание наших картин по американской модели (я имею в виду такие фильмы, как «Займемся любовью» или «Восемь с половиной долларов»). Это не наша тема, наша тема «Тимур и его команда».Но проблема российского кино – это в деньгах. Денег здесь меньше, чем во Франции даже, за редким исключением. У нас 10 млн. долларов было отпущено на картину, но все же понимают, кто занимается кино: это время прошло, время откатов, оно было и каким-то образом помогало развитию кино.

Н. Кендзиор: Итак, ситуация, сложившаяся в отечественном кинопрокате на сегодняшний день, наших гостей совсем не пугает, им лишь по-прежнему не хватает денег. Напротив, они, - и производители, и прокатчики, - полны оптимизма в прогнозах на развитие нашей киноиндустрии. А до тех пор, пока она не разовьется, мы будем по-прежнему смотреть в кинотеатрах, принадлежащих американцам, американские фильмы (за редким исключением), а по телевизионным каналам нам будут транслировать низкопробные отечественные сериалы и все то же американское кино.

tech
Код для вставки в блог


Рубрики

Культура, Наркотрафик, Наука, След в истории
Новости партнеров